Перейти к содержанию
Meltonian

Иранская Папка

Рекомендуемые сообщения

Ядерное письмо с доставкой на дом

Президент Ирана представил себя в роли российского чиновника и предупредил Москву

Вчера в течение дня поступали противоречивые сообщения по поводу передачи Ираном письма гендиректору Международного агентства по атомной энергии Юкия Амано. В МАГАТЭ «НГ» признались, что сами запутались в ситуации. И лишь вечером подтвердили, что письмо поступило. По данным телеканала «Аль-Джазира», иранские дипломаты привезли письмо с подробностями сделки по обмену урана на готовое топливо гендиректору на дом. Тем временем Тегеран грозит аннулировать сделку в случае принятия против него санкций по линии СБ ООН. Первым сообщение о состоявшейся передаче письма, в котором должны быть дополнительные разъяснения относительно Тегеранской декларации, вчера сообщило иранское агентство ИРНА. Напомним, что Тегеранская декларация состоит из 10 пунктов. Она была подписана министрами иностранных дел Ирана, Турции и Бразилии в Тегеране 17 мая. Документ гласит, что Исламская Республика соглашается передать на хранение в Турцию 1,2 тонны своего низкообогащенного урана (НОУ). Однако конкретный алгоритм дальнейших действий с этим НОУ четко не прописан. Из декларации лишь следует, что Иран рассчитывает получить в обмен на этот материал 120 кг топлива более высокой степени обогащения (около 20%) для Тегеранского исследовательского реактора, вырабатывающего медицинские изотопы. А детали обмена должны быть выработаны и закреплены в письменном соглашении между Тегераном и США, Россией, Францией и МАГАТЭ. Кроме того, Турция обязалась в случае невыполнения условий декларации быстро и безусловно вернуть иранский НОУ на родину.

Итак, по данным ИРНА, иранское письмо поступило гендиректору МАГАТЭ Юкия Амано уже в воскресенье. Однако вчера утром источник «НГ» в агентстве заявил, что не может подтвердить факт передачи и иранское агентство, возможно, ошиблось. Источник признался, что в МАГАТЭ «сами запутались» в ситуации. Лишь во второй половине дня пресс-секретарь агентства заявила, что письмо поступило, и теперь Амано доведет его содержание до США, России и Франции.

Телеканал «Аль-Джазира» со ссылкой на иранские СМИ передал, что письмо, подписанное руководителем Организации по атомной энергии Ирана Али Акбаром Салехи, иранские дипломаты передали гендиректору МАГАТЭ у него дома. Деталей не сообщалось: Салехи лишь назвал сделку «большим шагом вперед» для разрядки напряженности вокруг иранской ядерной программы.

Иранцы, очевидно, стремятся «продать» Тегеранскую декларацию как можно дороже. Как отметила в интервью «НГ» завсектором Ирана ИВ РАН Нина Мамедова, документ должен был служить прежде всего политической цели – упреждению ввода против Ирана очередных санкций по линии СБ ООН. Она предположила: если документ не поможет предотвратить санкции, то он может быть отложен в сторону, как и прежние инициативы иранцев, – «до следующей резолюции СБ ООН». Показательно предупреждение, сделанное в воскресенье спикером парламента Ирана Али Лариджани, согласно которому принятие резолюции СБ ООН отменило бы обмен топливом и заставило бы Иран разорвать отношения с МАГАТЭ.

Нина Мамедова считает, что санкции все-таки вскоре будут одобрены Совбезом ООН. ИРИ вполне может отказаться от выполнения Тегеранской декларации, а вот отношения с МАГАТЭ скорее всего будут поддерживаться. Ведь предполагаемые санкции не смогут парализовать экономическую жизнь республики, хотя и отразятся на финансовых потоках. Мамедова полагает, что резолюция стала бы прежде всего ударом по престижу Ирана.

Тем временем в Исламской Республике, похоже, продолжают надеяться, что принятия карательных мер удастся избежать. В воскресенье президент страны Махмуд Ахмадинежад заявил, что если бы он был российским чиновником, то был бы более осторожен в заявлениях. Он дал понять, что позиция РФ по иранской ядерной программе может повлиять на будущие отношения с ИРИ. «Иран никогда не выступал против российского народа», – с укором заявил президент. В республике в последнее время часто вспоминают о вводе советских частей в Иран в 1941 году и о том, что в 1946 году Москва дала добро на развитие сепаратистских движений в Персии. Именно в этой, исторической перспективе, а не как новую потенциальную угрозу следует толковать заявление Ахмадинежада, считают эксперты.

*http://www.ng.ru/world/2010-05-25/1_nuclear.html*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Iran and Russia clash in worst row for years

(Reuters) - Iran and Russia clashed on Wednesday over Kremlin support for draft U.N. sanctions against the Islamic Republic, in one of the worst rows between the two powers since the Cold War.

The public clash indicates growing concern in Tehran after the United States said Russia and China, the closest thing Iran has to big-power allies, had agreed to a draft sanctions resolution to punish Iran over its nuclear program.

In unusually strong criticism of Russia's President Mahmoud Ahmadinejad admonished the Kremlin for bowing to what he said was U.S. pressure to agree sanctions and bluntly warned President Dmitry Medvedev to be more cautious.

"If I were the Russian president, when making decisions about subjects related to a great nation (Iran) ... I would act more cautiously, I would think more," Ahmadinejad said in a televised outdoor speech.

He said that Russian support for the United States was unacceptable and that Moscow should rethink its decision or face being viewed as an enemy by Tehran.

Within hours, the Kremlin's top foreign policy adviser dismissed Ahmadinejad's criticism, telling the Iranian president to refrain from "political demagoguery."

"No one has ever managed to preserve one's authority with political demagoguery. I am convinced, the thousand-year history of Iran itself is evidence of this," Sergei Prikhodko said in a statement read out by a Kremlin spokeswoman.

"The Russian Federation is governed by its own long-term state interests. Our position is Russian: it reflects the interests of all the peoples of greater Russia and so it can be neither pro-American nor pro-Iranian," he said.

REBUKE FOR TEHRAN

The spat between two of the world's biggest energy producers -- with a personal tirade by a president against a Kremlin leader -- is the worst in many years, analysts said.

Though trade ties have grown over the past two decades, Russia is still regarded with deep distrust in Iran after several wars between Persia and the Tsarist Empire, followed by rocky relations with the atheist Soviet Union.

Russia has been dismayed by Tehran's failure to disclose full details about its nuclear program and diplomats say privately that Kremlin leaders have been burned several times while attempting to get Iranian leaders to resolve the dispute.

Prikhodko issued a clear rebuke to Tehran over its failure to allay fears about its nuclear program.

"Any unpredictability, any political extremism, lack of transparency or inconsistency in taking decisions that affect and concern the entire world community is unacceptable for us," he said.

"It would be good if those who are now speaking in the name of the wise people of Iran ... would remember this."

Since the 1991 fall of the Soviet Union, trade has grown, reaching $3 billion last year. Russia has struck deals to build Iran's first nuclear power station and sell billions of dollars of weapons.

But the row with Moscow could hurt plans to start the Russian-built nuclear reactor at the Bushehr power plant in August and Iran is unlikely to see a Russian delivery of the S-300 surface-to-air missiles it ordered from Moscow.

"Moscow has repeatedly saved Iran from very tough sanctions, so Ahmadinejad's defiance is quite frankly out of place," Pyotr Goncharov, a Moscow-based specialist on the Gulf, told Reuters.

"It is simply the latest attempt by the Iranian president to lay the blame for his own problems at someone else's door."

Ahmadinejad said the nuclear fuel swap agreed with Turkey and Brazil last week was a "historic opportunity" to break the deadlock and that U.S. President Barack Obama should seize it.

"It is unlikely that in future the Iranian nation will give a new opportunity to Mr Obama," he said. He added that the Tehran accord under which the Islamic Republic agreed to the fuel swap was Iran's "final word."

The United States, Russia and European Union states say they are deeply concerned by Iran's statements that it will continue to enrich uranium even if the deal goes ahead. Western diplomats say that shows Iran is simply using the deal to play for time.

*http://www.reuters.com/article/idUSLDE64P0VV20100526*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

No more negotiations if nuclear agreement rejected: Ahmadinejad

Tehran, May 26 : Iranian President Mahmoud Ahmadinejad warned Wednesday that Iran would no longer negotiate with world powers if they refuse to embrace the latest nuclear agreement.

"If they reject the agreement and start playing new (political) games, then they should know that the doors for negotiations and understandings will be closed," he said in a televised speech.

He was referring a deal struck last week with Turkey and Brazil to ship Iran's low-enriched uranium to Turkey for storage, in exchange for medium-enriched uranium as nuclear fuel for Tehran's medical research centre.

The pact was based on an October proposal by the International Atomic Energy Agency to have Iranian uranium enriched in Russia and processed into fuel in France. Those negotiations broke down when Iran insisted that the uranium-fuel swap take place on its soil.

Brazil and Turkey brokered the compromise to store the fuel in Turkey, which was met with initial scepticism by Western powers who charged that the Islamic republic agreed to it only to avoid a new UN Security Council resolution and sanctions.

"We will not allow any countries to interfere in our political and economic affairs," Ahmadinejad said. "The agreement is the last chance to settle the issue."

He also made an unprecedented verbal attack against Russian President Dmitry Medvedev, accusing him siding with the US in imposing new sanctions against Iran.

"Russia is our friend, our neighbour, but the question is whether it is still with us or following other aims," Ahmadinejad said.

*http://www.newkerala.com/news/fullnews-115054.html*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Hawks in the United States and Israel appear set on “regime change” in Iran, pursuing a game plan similar to the run-up to war in Iraq, ratcheting up tensions while frustrating opportunities for a peaceful settlement.

In the latest example, the New York Times on Tuesday published a leaked account of an order signed by U.S. Central Command chief, Gen. David Petraeus, expanding “clandestine military activity in an effort to disrupt militant groups to counter threats in Iran, Saudi Arabia, Somalia and other countries in the region.”

In most of those countries, the secret U.S. military operations would be intended to help U.S. allies combat anti-government militants. However, in Iran, the goal would be to make contact with opposition forces, according to the Times article by Mark Mazzetti.

“Officials said the order also permits reconnaissance that could pave the way for possible military strikes in Iran if tensions over its nuclear ambitions escalate,” the article said.

The leaking of Petraeus’s order -- which was signed almost eight months ago on Sept. 30, 2009 -- follows a May 17 tripartite agreement among Iran, Brazil and Turkey that called for Iran exporting 2,640 pounds of low-enriched uranium (LEU) – about half its supply – to Turkey in exchange for higher-enriched uranium that could only be used for peaceful purposes.

Though the new accord paralleled a tentative agreement that the Obama administration brokered last fall with Iran, hawks inside the U.S. government and the American news media quickly went to work ripping the deal apart.

Turkish Prime Minister Recep Tayyip Erdogan and Brazilian President Luiz Inacio Lula da Silva were portrayed as ambitious neophytes striving for a spot in the international limelight, with their oversized egos making them easy marks for Iranian President Mahmoud Ahmadinejad.

Even before the agreement was announced, the Washington Post’s neoconservative editors had framed the story as a case of two out-of-their-league regional leaders getting sucked into “yet another effort to ‘engage’ the extremist clique of Ayatollah Ali Khamenei and Mahmoud Ahmadinejad.”

After the deal’s announcement, the Post rushed out an analysis with the headline, “Iran creates illusion of progress in nuclear negotiations.” Its main points were that the 2,640 pounds now accounted for a smaller percentage of Iran’s low-enriched uranium than last fall; that Iran would retain enough LEU so it could theoretically be refined to a purity needed to build one bomb; and that Iran was not abandoning its proclaimed right to enrich uranium for what it says are peaceful purposes.

Quickly, Secretary of State Hillary Clinton and other administration hawks began belittling and undermining the accord, too.

The following day, Clinton claimed that Russia and China had signed onto “a strong draft” for new sanctions against Iran. “This announcement is as convincing an answer to the efforts undertaken in Tehran over the last few days as any we could provide,” she declared.

Even a week later, the mockery of the two Brazilian and Turkish leaders continued. On Tuesday, the New York Times ran a headline, “Iran Deal Seen as Spot on Brazilian Leader’s Legacy,” giving Lula da Silva’s critics pretty much a free shot to hit him over his supposed stumble.

“The most charitable interpretation is that we were naïve,” said Amaury de Souza, a political analyst in Rio de Janeiro. But “in a game like this, being labeled naïve just shows you have a third-rate diplomacy.”

An Obama Letter?

Yet, while the U.S. news media engaged in Brazil-Turkey bashing, little or no attention was paid to a Reuters report from Brasilia that said President Barack Obama had sent a letter to President da Silva encouraging Brazil to move forward on the uranium swap.

"From our point of view, a decision by Iran to send 1,200 kilograms [2,640 pounds] of low-enriched uranium abroad, would generate confidence and reduce regional tensions by cutting Iran's stockpile," Obama said, according to excerpts from the letter translated into Portuguese and seen by Reuters.

Brazilian officials claimed that Obama’s letter was just of one of the signs that dovish officials in Washington and other Western countries had quietly encouraged Brazil to help revive last October’s fuel swap deal.

"We were encouraged directly or indirectly ... to implement the October proposal without any leeway and that's what we did," said Brazilian Foreign Minister Celso Amorim.

In other words, Obama may not be enthusiastic about forcing a showdown with Iran, but the policy now appears to be driven by the American hawks and the Israeli government. They behave as if they're spoiling for a fight with another Muslim country that is considered a threat to Israel, despite the fact that Israel has a huge nuclear arsenal of its own, with some 200 to 400 warheads and posssessing missiles and planes to deliver them.

Iran also has been the object of open discussions inside Israel and within neoconservative circles in the United States about the desirability of a preemptive military strike aimed at destroying Iran’s nuclear facilities and encouraging an uprising that would oust the current government.

Fueling Fears

The leaking of Petraeus’s order for special operations within Iran will surely fuel the fears of the Iranian Islamic government, which took power in 1979 after ousting the U.S.-backed Shah of Iran, who had been installed by a CIA-organized coup in 1953. Even earlier, Great Britain, Russia and other world powers had intervened in Iranian affairs.

So, one casualty from the Petraeus-order leak could be the Iran-Brazil-Turkey accord. However, Iran still pressed forward with the agreement on Monday, formally notifying the International Atomic Energy Agency.

Still, the New York Times ’ account on Tuesday could convince Iran that its only protection is the construction of an atomic bomb, which in turn could exacerbate tensions between Tehran and Washington.

Regarding the secret U.S. military actions, the Times reported that Petraeus's seven-page order “appears to authorize specific operations in Iran, most likely to gather intelligence about the country’s nuclear program or identify dissident groups that might be useful for a future military offensive.

“The Obama administration insists that for the moment, it is committed to penalizing Iran for its nuclear activities only with diplomatic and economic sanctions. Nevertheless, the Pentagon has to draw up detailed war plans to be prepared in advance, in the event that President Obama ever authorizes a strike.”

The Times quoted one Pentagon official with knowledge of Petraeus’s directive as saying: “The Defense Department can’t be caught flat-footed.”

Petraeus’s just-disclosed directive was issued on Sept. 30, 2009, a date that closely coincides with Iran’s original uranium-swap agreement, which had been under negotiation for weeks but was announced on Oct. 1.

Iranian President Ahmadinejad initially supported the swap accord and agreed to a follow-up meeting on Oct. 19 in Vienna.

However, the deal came under criticism from Iran’s opposition groups, including the “Green Movement” led by defeated presidential candidate Mir Hossein Mousavi, who has had ties to the American neocons and to Israel since the Iran-Contra days of the 1980s when he was the prime minister who collaborated on those secret arms deals.

Last October, Mousavi’s U.S.-favored political opposition deemed the swap agreement an affront to Iran’s sovereignty. But Ahmadinejad’s opponents also stood to lose politically if tensions between Iran and other nations declined.

Also, as former CIA analyst Ray McGovern has noted, the prospects of the follow-up session were damaged on Oct. 18 when a car bombing and an ambush in Iran left several Iranian Revolutionary Guards commanders dead along with other officers and civilians.

A terrorist group called Jundullah took credit for the attacks, which followed years of killing Revolutionary Guards and Iranian policemen and an attempted ambush of President Ahmadinejad’s motorcade in 2005.

Tehran has long maintained that Jundullah is supported by the United States, Great Britain and Israel. Now, the newly disclosed fact that this bloody attack followed Petraeus’s secret order by only 18 days is likely to heighten Iranian suspicions even more.

A Captured Leader

Iranian authorities captured Jundallah leader Abdolmalek Rigi in February and publicized his claims that the United States had promised his group military help in its insurgency against Iran’s Islamic Republic.

Rigi described contacts in March 2009, claiming that U.S. representatives “said they would cooperate with us and will give me military equipment, arms and machine guns. They also promised to give us a base along the border with Afghanistan next to Iran."

Rigi asserted that the U.S. representatives said a direct U.S. attack on Iran would be too costly and that the CIA instead favored supporting militant groups that could destabilize Iran.

"The Americans said Iran was going its own way and they said our problem at the present is Iran… not al-Qaeda and not the Taliban, but the main problem is Iran,” Rigi said, according to Iran's Press TV.

"One of the CIA officers said that it was too difficult for us [the United States] to attack Iran militarily, but we plan to give aid and support to all anti-Iran groups that have the capability to wage war and create difficulty for the Iranian (Islamic) system,” Rigi said.

Rigi added that the Americans said they were willing to provide support “at an extensive level.” However, in the Press TV’s account, Rigi did not describe any specific past U.S. support for his organization.

In a July 7, 2008, article for The New Yorker, investigative journalist Seymour Hersh quoted Robert Baer, a former CIA clandestine officer who worked in South Asia and the Middle East for nearly two decades, as saying that Jundallah was one of the militant groups in Iran benefiting from U.S. support.

Hersh also reported that President George W. Bush signed an intelligence finding in late 2007 that allocated up to $400 million for covert operations intended to destabilize Iran’s government, in part, by supporting militant organizations.

Hersh identified another militant group with “long-standing ties” to the CIA and the U.S. Special Operations communities as the Mujahedin-e-Khalq, or MEK, which has been put on the State Department’s list of terrorist groups.

But Jundallah has been spared that designation, a possible indication that the U.S. government views it as a valuable asset in the face-off against Iran, or in the parlance of the “war on terror,” as one of the “good guys.”

Gen. Mizra Aslam, Pakistan’s former Army chief, also has charged that the U.S. has been supporting Jundallah with training and other assistance. But the U.S. government denies that it has aided Rigi or his group.

Whatever the truth about the alleged U.S. backing for Jundallah, its Oct. 18, 2009, attack on the Revolutionary Guards does appear to have disrupted Iran’s readiness to move forward on the uranium swap deal. Iran sent a lower-level Iranian technical delegation to Vienna for the Oct. 19 meeting while Iran’s leading nuclear negotiator Saeed Jalili stayed away.

Ahmadinejad’s government also began expressing doubts about American and Western trustworthiness. The Iranians proposed some alternative ideas regarding where the uranium might be swapped, but Obama – stung by harsh criticism over his diplomatic outreach to Iran – began retreating from his peace plans, talking tougher against Iran and suggesting no further concessions.

Yet, according to the letter released in Brazil, it appears Obama continued to harbor hopes that the swap could be salvaged.

Despite that, the hawks have been insistent on the need to escalate the confrontation with Iran by imposing ever harsher sanctions and closing off options for peace talks. The neocons are raising their decibel level for “regime change,” much as they did before the invasion of Iraq.

The new leak regarding covert U.S. military operations inside Iran has sprayed even more cold water on hopes for a diplomatic solution.

*http://www.consortiumnews.com/2010/052510.html*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Russia says Iran was deaf to its nuclear proposals

(Reuters) - Russia rejected on Thursday Iran's criticism of it for supporting draft sanctions against Tehran, saying Iran repeatedly had ignored Moscow's efforts to resolve the crisis over the Iranian nuclear programme.

In one of the worst rows between the two countries in decades, Iranian President Mahmoud Ahmadinejad on Wednesday admonished the Kremlin for bowing to what he said was U.S. pressure to agree to sanctions.

Ahmadinejad bluntly warned President Dmitry Medvedev to be more cautious or risk being seen as an enemy of the Islamic Republic. The Kremlin told the Iranian president to refrain from "political demagoguery".

When asked by a reporter about Ahmadinejad's tirade, Russian Foreign Minister Sergei Lavrov said he viewed the comments as "emotional".

Underscoring Moscow's growing impatience with Iran, Lavrov said that Russian leaders had tried repeatedly to resolve the dispute but that Tehran had failed to respond properly.

"To our great regret, during years -- not just months -- Iran's response to these efforts has been unsatisfactory, mildly speaking," Lavrov said at a briefing in Moscow.

Lavrov also said that a nuclear fuel swap deal agreed between Iran, Turkey and Brazil would be an important breakthrough if implemented.

"We hail this step," he said. "Indeed, if it is fully implemented, it will... really create very important preconditions for improving the atmosphere for resuming talks."

Later on Thursday Lavrov phoned Iranian Foreign Minister Manouchehr Mottaki to discuss the sanctions resolution and the nuclear fuel-swap deal, the foreign ministry said in a statement.

"The Russian side pledged active cooperation in pushing forward the negotiation process... with a focus on the need to find a mutually acceptable solution in the political-diplomatic arena as soon as possible," the statement said.

*http://in.reuters.com/article/idINIndia-48861420100527*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Iran's Ahmadinejad takes gamble on subsidy cuts

* Subsidy cuts, long discussed, to start in September

* Policy gamble with high economic and political stakes

* Inflation risk could hurt poor, stoke unrest

By Robin Pomeroy

TEHRAN, May 27 (Reuters) - A ragged and torn one-thousand Iranian rial note is worth around $0.10 and can buy you a couple of bus rides across Tehran, half a loaf of price-controlled bread, one imported cigarette - or a litre of gasoline. But the days when Iranians can fill their cars for less than the price of a cappuccino are set to end as President Mahmoud Ahmadinejad's subsidy reform law takes effect later this year. If successful, the plan could save the government a fortune and also lessen the impact of any future international sanctions on fuel supply to the Islamic Republic Iran spends $100 billion a year -- almost one third of gross domestic product -- subsidising essentials such as petrol, natural gas, electricity and food. Reducing gasoline demand from an inefficient and highly polluting automobile fleet would ease congestion and pollution and, crucially, might allow Iran to finally free itself from a precarious dependency on imports. The world's fifth-largest oil exporter lacks adequate refining capacity and imports up to 40 percent of its gasoline needs or over 100,000 barrels per day. U.S. politicians have targeted this weakness with sanctions against fuel suppliers, as they pressure Iran to stop enriching uranium, over concerns it is seeking nuclear weapons capacity. Several gasoline sellers have already stopped shipments to Iran in anticipation of the sanctions.

HIGH RISKS Ahmadinejad inherited the subsidy reform policy from his predecessors but has adopted it as his own and plans to start the cuts in the second half of the Iranian year, from September, delayed by six months due to a row with parliament. The policy gamble carries high political and economic risks. Despite plans to make cash payments to millions of the less well-off to help them cope with steeper prices, the fact remains that people are going to notice a big jump in inflation. That is something that opponents of the hardline government outside of Iran hope could re-ignite popular discontent which flared after Ahmadinejad's re-election last June when Iran saw the biggest street protests since the 1979 Islamic revolution. In a hint that growing economic concerns could pose as much a threat to Ahmadinejad as political opposition, last Monday hecklers chanted about unemployment as he gave a speech -- a rare case of public dissent in front of the powerful president. [iD:nLDE64N0LJ] In the first six-month phase, the plan is to cut $20 billion of subsidies. Few other details have been made public: how much will prices be allowed to rise, who will be eligible for the cash handouts, and how much those payments will be. Sifting through sparse official information and sometimes contradictory public statements by officials, analysts have made their own calculations about the economic impact. An Iran analyst at Middle East consultancy BEDigest.com said forecasts for the inflationary impact range from the central bank's 11 percent to parliament's 23 percent. Added to an underlying inflation rate of 8.5 percent, that would mean price hikes of between 20 and 30 percent -- a large jump, "but not a major catastrophe", said the analyst. Last year official inflation was 11 percent, down from 25 percent the year before, so Iranians would cope, he said. Kevan Harris, a sociologist at Johns Hopkins University, said the likelihood of a painful price shock depended on the pace of reform. "The risks are high if the plan goes forward fast," said Harris, an Iran expert who frequently travels there. "More likely is a sluggish implementation and in this respect the Byzantine aspect of the state is a boon -- slower is usually better when it comes to such a policy." Without a massive and sudden surge in prices, Harris does not see an uprising by the poor. "I would expect poorer Iranians to deal with this hardship the way they usually deal with such problems." Households would muddle by, relying on relatives and local connections to make ends meet, he said.

RIOTS On a balmy spring evening in Tehran, clapped out Iranian-made Paykans squeeze past Korean SUVs to get to the gas pumps where drivers insert micro-chipped cards that allow them to buy their ration of subsidised petrol. Each car owner is allowed to buy 60 litres of gasoline per month at the $0.10 price. After that they pay the semi-subsidised rate of $0.40. When the government first set limits on the amount of dirt-cheap fuel available, in 2007, riots broke out. With that in mind, the government may chose to soften the impact on motorists at first by keeping the 10-cent gas, but gradually reducing the amount is allows people to buy, the BEDigest.com analyst said. Other price hikes will be less easy to mask. The price of natural gas used for cooking and heating could surge from 150 rials ($0.015) per cubic metre to 900 ($0.08) -- something that would be particularly painful if it happens as Iran enters a cold winter, the analyst said. But despite Iran's bitter election battle last year, and the massive protests which followed, few voices have been raised in outright opposition to the subsidy reform -- likely to be the biggest economic policy move of Ahmadinejad's political career. Sceptics tend to express concern over the method or pace at which it will be introduced rather than saying it should not happen at all, such is the political consensus that Iran needs to shake off its reliance on subsidies. Most politicians and economists agree that a dose of market realism could help the economy develop, reduce waste, increase energy efficiency and, by reducing consumption, neuter the threat of a future sanctions banning gasoline sales to Iran. One Tehran motorist waiting to fill up his compact SABA Pride -- an Iranian version of the Korean Kia -- said he agreed the current system was unfair as the relatively wealthy who consume more gained more from the subsidies than the poor. "There would be more justice without the subsidies so it's a good idea," he said, but added he was not likely to change his own behaviour. "I won't get the bus no matter how much the prices go up," he said. But the real impact of the subsidy reform -- on consumption patterns, on the economy and on Iranian politics -- will depend on exactly how much, and how quickly, prices rise, and no one knows that yet.

*http://www.alertnet.org/thenews/newsdesk/LDE64Q021.htm*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Станислав Тарасов: Из "иранской обоймы" будут выбивать Турцию и Бразилию

Тегеран и Москва обменялись колкими информационными ударами. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад пригрозил России тем, что в случае поддержки ею санкций СБ ООН она пополнит списки "исторических врагов" исламской республики. "Если бы я был российским президентом, принимая решения, касающиеся великой нации, я бы действовал осторожнее, я бы больше думал", - заявил, в частности, президент Ирана. В ответ глава МИД России Сергей Лавров порекомендовал Тегерану быть более последовательным: "Россия никогда и ни у кого на поводу не идет, кроме своих собственных национальных интересов".

Действительно, ранее на протяжении многих лет Россия вносила свой вклад в поиск разумных компромиссов по урегулированию иранской ядерной проблемы. Более того, одно время в Вашингтоне рассматривали Москву чуть ли не в качестве главного посредника в процессе урегулирования иранской ядерной проблемы. Однако в последнее время Тегеран стал заметно отдаляться от Москвы, оставляя ее усилия на этом направлении без должного ответа. Взамен он стал более активно вводить в свое "уравнение" проснувшиеся региональные геополитические амбиции соседней Турции.

В основе такой политики лежат причины фундаментального свойства. Тегеран стал осознавать, что при "перезагрузке" российско-американских отношений он будет лишаться возможности играть на противостоянии Вашингтон-Москва. Ведь ранее именно под предлогом иранской угрозы Вашингтон планировал размещение в некоторых странах Восточной Европы элементов ПРО, что создавало для Ирана дипломатическую площадку - "дугу напряженности" во взаимоотношениях между Россией и США. С другой стороны, в Иране рассматривали в качестве "запасного игрока" Китай, который в случае присоединения к санкциям СБ ООН рисковал потерять солидные сырьевые контракты с этой страной. Иран активно разыгрывал "турецкую карту", расширяя торгово-экономическое сотрудничество с этой страной. И добился заметных результатов, когда Анкара заявила, что не признает наличие военного аспекта в ядерной программе Ирана, и призвала к политико-дипломатическому урегулированию этой проблемы. В данном случае был использован фактор позиционирования Анкары на Ближнем Востоке в качестве нового регионального центра силы. Но похоже, что Анкаре не удалось вовремя впрыгнуть в последний вагон стремительно набиравшего скорость американо-российского геополитического экспресса и сейчас ей приходится иметь дело с процессами турбулентных политических завихрений. Именно с ними она столкнулась после того, как 17 мая в Тегеране вместе с Бразилией подписала известное "ядерное соглашение".

По словам главы Сергея Лаврова, этот документ "содержит неясные вещи, которые нужно прояснить". Дело в том, что МАГАТЭ предлагало в качестве места хранения иранского урана Францию, а обогащением иранского урана должна была заниматься Россия. Но в подписанном в Тегеране документе не указывается страна, в которой будет осуществляться эта операция. Более того, предусматривается хранение ядерного топлива на территории Турции, что объективно означает начало процедуры подключения этой страны к ядерной проблематике.

Тактические задачи Тегерана очевидны. Он пытается сорвать процесс подготовки в СБ ООН санкций, давая понять Москве, что в случае ее присоединения к ним она не получит в свое распоряжение предназначенный для обогащения уран. Расчет делается на то, что Россия наложит вето на резолюцию. Что же касается Китая, то похоже, что он все же поддержит эти санкции. Теперь ставка делается на проблемы процедурного характера, поскольку антииранская резолюция передана на рассмотрение десяти непостоянным членам Совета, куда входят, кстати. Турция и Бразилия. Теоретически эти две страны могут сорвать голосование. Поэтому Вашингтону - и не только ему - придется либо начать индивидуальную работу с лидерами этих государств, либо дожидаться 2011 года, когда истекает срок непостоянного членства Турции в СБ ООН. Кстати, уже состоялся телефонный разговор премьер-министра Владимира Путина с главой турецкого правительства Тайипом Реджепом Эрдоганом, а замглавы МИД РФ Сергей Рябков встретился с послом Бразилии в Москве Карлосом Антонио да Роша Параньосом. В этой связи эксперты не исключают того, что Бразилия может "тихо" выйти из игры, а официальная Анкара - согласиться пойти навстречу Белому Дому в иранском вопросе в обмен, скажем, на карабахское урегулирование.

ИноСМИ.Ru

В то же время Тегеран постарается запустить новый переговорный процесс с МАГАТЭ на основе соглашения от 17 мая, чтобы выиграть время. Но в перспективе это мало что ему даст. И вот почему. 26 мая в США была опубликована новая Стратегия национальной безопасности. По словам госсекретаря Хиллари Клинтон, она основана на принципе "трех D" - "Оборона" (Defense), "Дипломатия" (Diplomacy) и "Развитие" (Development). Она пояснила, что отныне США не собираются действовать в одиночку, и намерены укреплять имеющиеся альянсы с новыми центрами силы - Россией и Китаем и европейскими державами. В этой связи профессор Маршалл Голдман из Гарвардского центра российских исследований отметил, что Вашингтон дает ясно понять Тегерану, что у него нет шансов разыгрывать "карту противостояния" между США и другими ведущими центрами силы. То есть в отношении Тегерана может быть использована технология "косвенной силы и влияния", которая должна, с одной стороны, снять с повестки дня возможность нанесения по Ирану военного удара, а с другой - заставить его принять условия мирового сообщества по ядерной программе. "Давая понять Тегерану, что международное сообщество не едино в отношении ядерной программы Ирана, мы делаем мир более опасным", - предупредила госсекретарь Хиллари Клинтон. Это означает, что в ближайшее время из " иранской обоймы" начнут выбивать Турцию и Бразилию. Главная интрига сейчас только в том, как это будет осуществляться практически и на какие уступки стороны пойдут друг другу.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Помощник президента России назвал президента Ирана "демагогом"?

Москва назвала "эмоциональными" заявления президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, который 24 мая назвал неприемлемой поддержку Москвой санкций ООН против Тегерана и посоветовал президенту РФ Дмитрию Медведеву занять более осторожную позицию. "Эти заявления мы воспринимаем как эмоциональные", - заявил 27 мая на пресс-конференции в Москве министр иностранных дел России Сергей Лавров.

По его словам, в случае, если заявления иранского президента переведены верно, то он призывал Россию не идти на поводу третьих сил. "Россия никогда и ни у кого на поводу не идет, кроме своих собственных национальных интересов", - подчеркнул Лавров. Вместе с тем, глава МИД РФ позитивно оценил соглашение, которое Иран заключил с Бразилией и Турцией об обмене урана для развития атомной электроэнергетики. "Оно создает предпосылки для урегулирования иранской ядерной проблемы, но у России нет стопроцентной гарантии, что оно будет исполнено", - заявил Лавров.

Стоит отметить, что Москва последовательно торпедировала усилия США, направленные на ужесточение санкций против Ирана еще в тот период, когда Турция и Бразилия не достигли соглашения с Тегераном. То есть, если сейчас у Москвы, как отметил Сергей Лавров, нет стопроцентной гарантии в том, что данное соглашение будет исполнено, то тогда не было и предмета такого рода надежд. Однако позиция Москвы относительно Ирана изменилась не в результате достижения Тегеранского соглашения, а задолго до этого, а именно после прихода к власти Барака Обамы и объявления перезагрузки российско-американских отношений.

Известия

В свою очередь помощник президента РФ Сергей Приходько заявил, что позиция России по иранской ядерной программе не является ни проамериканской, ни проиранской. "Любая непредсказуемость, любой политический экстремизм, нетранспарентность и непоследовательность при принятии решений, затрагивающих и волнующих все мировое сообщество, для России неприемлемы", - подчеркнул помощник президента. "Нелишне, чтобы об этом помнили и те, кто на данный момент выступает от имени мудрого и дружественного нам народа Ирана", - сказал Приходько, добавив, что "политикой демагогии сохранить свой авторитет еще никому не удавалось. Уверен, что об этом свидетельствует и тысячелетняя история самого Ирана".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

СЖИГАЯ АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ ФЛАГИ, ИРАН ВОЗВРАЩАЕТСЯ НА ЮЖНЫЙ КАВКАЗ

Давид Степанян

0016507.jpg (original)На днях в Тегеране произошло достаточно неприметное, на первый взгляд, событие, в ходе которого иранцы в очередной раз публично сожгли азербайджанский флаг, а посольство АР в ИРИ было закидано тухлыми яйцами. Следует отметить, что национальный символ «страны огней» уже традиционно не пользуется особым уважением в соседних странах, свидетельством чему стало некорректное обращение с азербайджанскими флагами в турецкой Бурсе в ходе матча между футбольными сборными Армении и Турции в прошлом году. Однако сожжение азербайджанского флага в Тегеране приобретает совершенно иной смысл при рассмотрении этого события в контексте последних развитий в регионе Южного Кавказа.

Обратимся к истории.

В разные времена и Армения, и Грузия, и Азербайджан либо непосредственно являлись частью Персии, либо находились в зависимости от нее. Примечательно, что наряду с Южным Кавказом, российский Северный Кавказ также на протяжении веков испытывал влияние Персидской империи. Лишь в 19 веке России удалось окончательно вытеснить персов с Кавказа, однако уже после 1991г., с распадом СССР, начался обратный процесс, и сегодня Иран весьма активно возвращается в стратегически важный для него Кавказский регион. Тегеран и Ереван по ряду причин сегодня связывают особо теплые отношения. Несомненно, Армения не поддержит какие-либо санкции против Ирана, поскольку Иран один из главных торгово-экономических и политических партнеров Армении. Примечательно также, что Армения является, по сути, единственной страной в мире, которой «не возбраняется» иметь подобные отношения с Тегераном, включенным Вашингтоном в «ось зла».

Более сдержанные отношения связывают Тегеран и Баку, однако в последние годы эти отношения приняли несколько декларативный характер и в основном сводятся к взаимным уверениям в преданности и взаимопонимании. До недавнего времени зоной политической активности Ирана в северном направлении были в основном Армения и Азербайджан. С обоими государствами у ИРИ есть общие границы, однако причина политической активности в каждом из этих двух направлений в корне отличается. Армянская диаспора, имеющая тысячелетнюю историю и пользующаяся большим влиянием в Иране, является качественно важным звеном, связывающим Армению с Ираном. Еще более надежно армянская диаспора связывает ИРИ с внешним миром в контексте торгово-экономических, а главное финансовых отношений. Учитывая осуществляемую США и их союзниками постоянную всеобъемлющую блокаду ИРИ, в том числе и в финансовом секторе, иранские армяне являются одним из мостов, связывающих при помощи своих соотечественников на Западе банковскую систему Ирана с внешним миром. Об азербайджано-иранских отношениях этого не скажешь, несмотря на то, что этнические азербайджанцы составляют, по разным оценкам, от четверти до сорока процентов населения Ирана и являются основным населением его нескольких северных провинций. Угроза азербайджанского сепаратизма в Иранском Азербайджане и возможность его искусственного нагнетания со стороны США делают теоретически возможным политическое влияние Баку на Тегеран.

Следует признать, что влияние Ирана в Азербайджане могло быть намного большим, если бы не нагорно-карабахская проблема. В 1992г. Тегерану пришлось выбирать между Арменией и Азербайджаном. И тогдашним руководством ИРИ было принято решение в пользу Армении, тем более что националистические власти Азербайджана представляли непосредственную угрозу для Ирана и неприкрыто говорили об отделении от ИРИ азербайджанонаселенных провиниций. Если бы иранцы присоединись к блокаде в 1992-м, то и без того сложное положение Армении переросло бы в катастрофу. Иранские власти, с опаской относясь к перспективе сближения с Азербайджаном, отказались от этого сценария. Благо, перспектива того, что Баку может поднять вопрос о воссоединении двух частей территории под названием Азербайджан, существует и сегодня.

Нынешнюю политику ИРИ в отношении Азербайджана можно охарактеризовать как политику кнута и пряника. В качестве пряника, которым Тегеран потчует Баку, можно упомянуть сделанное недавно в ходе визита Баку заявление министра иностранных дел Ирана Манучехра Моттаки, согласно которому «Иран продолжает признавать территориальную целостность Азербайджана». Учитывая постоянные изыскания со стороны правящего в Азербайджане режима новых приверженцев мифической и порядком поднадоевшей всем «территориальной целостности» Азербайджана, данное заявление главы внешнеполитического ведомства ИРИ звучит в ушах бакинского режима сладкой музыкой. Буквально за несколько дней до этого, посол Ирана в Армении Сайед Али Сагайан отметил, что его страна на практике давно признала Нагорно-Карабахскую Республику, поскольку имеет с ней общую границу. Эти противоречивые, вполне в духе восточной дипломатии, заявления иранских дипломатов стали причиной оживленной полемики в Азербайджане. А официальный представитель МИД Азербайджана Эльхан Полухов дал оригинальную трактовку заявления посла Ирана в Азербайджане Мамедбагира Бахрами о том, что власти Азербайджана согласны на участие Тегерана в процессе урегулирования, заявив, что Иран имеет границы как с Азербайджаном, так и с Арменией, и заинтересован в урегулировании Карабахского конфликта. Примечательно, что тот же Бахрами опроверг слова своего коллеги, посла ИРИ в Ереване, заявившего о наличии границ между Ираном и Нагорным Карабахом. Более того, Баку постоянно распространяет слухи о том, что попытка Ирана сыграть посредническую роль в карабахском урегулировании в 1992г. провалилась и оказалась плачевной для Азербайджана, так как на следующий день после подписания соглашения в Тегеране между руководителями Азербайджана и Армении о прекращении военных действий армянские силы самообороны заняли Шуши.

Подобное поведение официального Баку вынуждает Тегеран время от времени прибегать к помощи кнута, что главным образом выражается в содержании передач, транслируемых посредством ретрансляторов иранскими телеканалами на территории Азербайджана, – преимущественно в программах иранского телеканала Seher, а также периодических сожжениях азербайджанских флагов в Иране. Примечательно, что так называемые азербайджанцы Ирана хранят на этом фоне каменное молчание, что говорит об их, мягко говоря, равнодушном отношении к символике Азербайджана. В противовес этому молчанию официальный Баку устами замминистра МИД Азербайджана Вагифа Садыхова потребовал от правоохранительных органов Ирана применения соответствующих мер в связи с проявлением неуважения к государственным символам АР и закидыванием здания посольства яйцами, при этом Садыхов адресовал свои требования исключительно иранским полицейским. Более резкой была реакция завотделом администрации президента Азербайджана Али Гасанова, который, комментируя сожжение азербайджанского флага в Иране, заявил, что «в Иране существуют силы, не заинтересованные в нормализации азербайджано-иранских связей и пытающиеся всячески навредить этим отношениям». Гасанов также отметил, что с иранской стороны не предпринимается достаточно мер для предотвращения подобных инцидентов, а передачи иранского телеканала «Сехер» направлены на эскалацию напряжения общественно-политической ситуации в Азербайджане.

Тегеран начал налаживать отношения и с другим южно-кавказским государством – Грузией. Основной преградой на этом пути считаются грузино-американские и российско-иранские отношения. До недавнего времени Грузия не входила в круг приоритетов внешней политики Ирана. Однако сейчас ситуация стала постепенно меняться. Подтверждением данного мнения служат заявления, сделанные 18 января министром иностранных дел Грузии Григолом Вашадзе в ходе его визита в Тегеран, где он был принят на самом высоком уровне президентом страны Махмудом Ахмадинежадом. Официальной целью поездки Вашадзе было обсуждение стратегических вопросов, связанных со стабильностью и безопасностью на Кавказе. В Иране Ахмадинежад посоветовал грузинам «не стремиться в НАТО», а Вашадзе воздал должное «сбалансированной и принципиальной позиции Ирана в отношении регионального развития», подчеркнув готовность Тбилиси к расширению консультаций с ИРИ. Вашадзе также озвучил достаточно важное заявление, согласно которому «Иран вправе продвигаться в развитии ядерных технологий». Учитывая, что Тбилиси рассматривается во всем мире как союзник Вашингтона, для властей Ирана это заявление является большим дипломатическим прорывом. На фоне периодически озвучиваемых Вашингтоном планов по началу военной операции против Ирана в 2012-2013 гг., а также сообщений мировых СМИ о том, что в случае удара по Ирану со стороны США или Израиля будут использованы базы в Грузии, еще более значимыми для Ахмадинежада стали заверения Вашадзе об отсутствии у Грузии агрессивных планов в адрес Тегерана. Вашадзе даже заявил, что «Тбилиси никогда не будет участвовать в войне против Ирана, в каких бы союзах ни состояла Грузия». На этом фоне примечательна увязка грузино-иранских отношений с отношениями армяно-иранскими, так как далеко не случайным представляется то, что 26 января правительственные делегации Грузии и Ирана во главе, соответственно, с премьер-министром Никой Гилаури и министром иностранных дел Манучехром Моттаки одновременно оказались в Ереване. Этот фон может служить прекрасным основанием для следующего утверждения: Саакашвили, которого критикуют со всех сторон, умудрился, сохраняя великолепные отношения с США и одновременно получая инвестиции из Израиля, стать активным защитником интересов Ирана. На днях посол Ирана в России Сейед Махмудреза Саджади заявил, что ИРИ не собирается признавать независимость Абхазии и Южной Осетии, так что вознаграждение Тбилиси за эту новую миссию более чем очевидно и оправдано. Как и оправдано дальнейшее проникновение Ирана на Южный Кавказ со всеми вытекающими из этого вызовами и новыми интеграционными возможностями.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

US Slams Turkey, Brazil Over Iran

When the Obama administration decided to move aggressively down the path of more sanctions on Iran, it was not because they thought it would work – they don’t – but because they had no idea what to do when U.S.-Iran talks broke down in late 2009. According to U.S. officials, the United States was simply trying to buy time: by going to the UN, they could make it look like they were doing something, and ease the pressure from hawks, neoconservatives, and the Israel lobby.

But as a direct result, the administration is now is deep conflict with two close allies, Turkey and Brazil. Those two countries, acting like adults when the United States began behaving like a petulant child, sought to continue the stalled diplomacy, to coax Iran back to the bargaining table. It worked. Brazil’s President Lula, visiting Tehran with Turkey’s Prime Minister Erdogan, won a commitment from Iran to ship about half of its enriched uranium to Turkey, restarting the diplomatic process that ended last year when Iran first accepted a similar deal and then backed off.

Amazingly, the deal that Turkey and Brazil achieved was almost exactly the same as the one that was worked out by the United States and other world powers in Geneva on October 1. President Obama praised that accord, but now that he’s pushing for sanctions (that won’t work) his minions are denouncing the Brazil-Turkey agreement.

Yesterday, at Brookinks, Secretary of State Clinton slammed Brazil:

"I don't know that we agree with any nation on every issue. And certainly we have very serious disagreements with Brazil's diplomacy vis-à-vis Iran. And we have told President Lula, and I've told my counterpart the foreign minister [Celso Amorim] that we think buying time for Iran, enabling Iran to avoid international unity with respect to their nuclear program, makes the world more dangerous, not less.'

"They [brazilians] have a theory of the case, they're not just acting out of impulse. We disagree with it. So we go at it. We say well, we don't agree with that, we think that, that the Iranians are using you. And that we think it's time to go to the Security Council, and that it is only after the Security Council acts that the Iranians will engage effectively on their nuclear program."

Brazil and Turkey insisted that the deal with Iran is the right thing to do, defying Clinton’s criticism. According to the Wall Street Journal, Lula said:

"All the deadlines and dates are being met. We carried out everything they asked for."

And Erdogan added:

"The accord with Tehran was a diplomatic victory and those countries that criticize us are merely envious.”

They’re both right. That didn’t stop Thomas Friedman, the world’s worst columnist, from writing earlier this week in the New York Times that the Brazil-Turkey diplomacy was “as ugly as it gets.” He wrote:

“I confess that when I first saw the May 17 picture of Iran’s president, Mahmoud Ahmadinejad, joining his Brazilian counterpart, Luiz Inácio Lula da Silva, and the Turkish prime minister, Recep Tayyip Erdogan, with raised arms — after their signing of a putative deal to defuse the crisis over Iran’s nuclear weapons program — all I could think of was: Is there anything uglier than watching democrats sell out other democrats to a Holocaust-denying, vote-stealing Iranian thug just to tweak the U.S. and show that they, too, can play at the big power table?”

What’s ugly, Friedman, is arrogant, imperialist commentary like that.

Meanwhile, by insisting on useless sanctions with Iran, the Obama administration has deeply alienated two very important countries, making a mockery of Obama's pledge to elevate diplomacy and brideg-building as the cornerstone of U.S foreign policy. He's also used up a lot of political capital to drag Russia and China to support the U.S-led effort for a fourth round of sanctions against Iran. As Robert Kagan, a neoconservative thinker noted this week in the Washington Post, President Bush managed to persuade Russia and China to vote for a UN sanctions resolution not once, but three times. Kagan is right, even if he's right for the wrong reasons. So Obama has alienated friends, given up political chips win over adversaries, and accomplished precisely nothing vis-a-vis Iran.

*http://www.thenation.com/blog/us-slams-turkey-brazil-over-iran*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В мае в Тегеране состоялась конференция по проблемам Азербайджана и Арана - западной части Ирана, населенной этническими азербайджанцами. Основной заявленной целью конференции была критика взглядов на западный Иран, которые активно продвигают официальные азербайджанские историки. Основа этих взглядов состоит в том, что западный Иран исторически принадлежал азербайджанскому этносу. Точка зрения, которая доминировала на конференции в Тегеране, состоит в том, что запад Ирана в цивилизационном, культурном отношении принадлежит Персии. Более того, те 20 млн азербайджанцев, которые, как утверждают в Баку, живут сегодня на западе Ирана, на деле имеют иранские корни, просто на определенном историческом этапе их предки восприняли тюркский язык. Поскольку Азербайджаном ранее называлась одна из иранских провинций, сегодняшний Азербайджан, как отмечали организаторы конференции, занимает по отношению к Ирану то же место, что Македония по отношению к Греции. Ведь Македония - это историческое достояние греков. Точно так же Азербайджан - историческое достояние Ирана.

http://www.regnum.ru/news/1288969.html

Это то, о чем я писал еще несколько лет назад. Если бы Иран в свое время, во время принятия Азербайджана в ООН, наложила бы вето на название этого лжегосударства (как это сделали греки в отношении Македонии), соседня страна до сих пор называлась бы Бывшая АзССР (БАССР). Или соседям бы пришлось в очередной раз менять свое самоназвание (например, вернулись бы к своему предыдущему названию - закавтары; уверен, Иран бы не протестовал). И сейчас азер-цы с пеной бы у рта доказывали, что закавтары живут на этой земле дольше, чем армяне, персы и азеры вместе взятые.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В мае в Тегеране состоялась конференция по проблемам Азербайджана и Арана - западной части Ирана, населенной этническими азербайджанцами. Основной заявленной целью конференции была критика взглядов на западный Иран, которые активно продвигают официальные азербайджанские историки. Основа этих взглядов состоит в том, что западный Иран исторически принадлежал азербайджанскому этносу. Точка зрения, которая доминировала на конференции в Тегеране, состоит в том, что запад Ирана в цивилизационном, культурном отношении принадлежит Персии. Более того, те 20 млн азербайджанцев, которые, как утверждают в Баку, живут сегодня на западе Ирана, на деле имеют иранские корни, просто на определенном историческом этапе их предки восприняли тюркский язык. Поскольку Азербайджаном ранее называлась одна из иранских провинций, сегодняшний Азербайджан, как отмечали организаторы конференции, занимает по отношению к Ирану то же место, что Македония по отношению к Греции. Ведь Македония - это историческое достояние греков. Точно так же Азербайджан - историческое достояние Ирана.

http://www.regnum.ru/news/1288969.html

Это то, о чем я писал еще несколько лет назад. Если бы Иран в свое время, во время принятия Азербайджана в ООН, наложила бы вето на название этого лжегосударства (как это сделали греки в отношении Македонии), соседня страна до сих пор называлась бы Бывшая АзССР (БАССР). Или соседям бы пришлось в очередной раз менять свое самоназвание (например, вернулись бы к своему предыдущему названию - закавтары; уверен, Иран бы не протестовал). И сейчас азер-цы с пеной бы у рта доказывали, что закавтары живут на этой земле дольше, чем армяне, персы и азеры вместе взятые.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Глава МИД Ирана: «Без нашего газа нет нужды в Nabucco»

Министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки заявил, что газовый проект Nabucco без иранского газа будет демонстрацией пустых трубопроводов.

Будучи 28 мая в Софии (Болгария) на совещании Совета министров иностранных дел стран-участниц Организации Черноморского экономического сотрудничества, он в интервью болгарской газете "24 часа" по поводу решения Ирана о прокладке нового газопровода в Европу заметил:

"Если Европа не хочет иранского газа, то нет нужды и в трубопроводе".

По Nabucco протяженностью 3300 км планируется поставлять из стран Каспия в Европу ежегодно более 31 млрд кубометров газа.

Акционерами Nabucco Pipeline Company являются: австрийская компания OMV, венгерская MOL, румынская "Трансгаз", болгарская "Болгаргаз", турецкая BOTAS и немецкая RWE.

*http://www.azadliq.org/content/article/2058315.html*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Договоренность о возможном применении санкций в отношении Ирана достигнута – Д.Медведев

Договоренность о возможном применении санкций в отношении Ирана достигнута. Как сообщает ИТАР-ТАСС, это подтвердил в субботу президент РФ Дмитрий Медведев на пресс-конференции по итогам переговоров с канцлером ФРГ Ангелой Меркель.

"Никто не хочет санкций. В некоторых случаях о них приходится договариваться. Ситуация такова, что практически договоренность о таких санкциях существует", - сказал Д.Медведев. При этом он высказал надежду, что "голос международного сообщества будет услышан иранским руководством". "Нельзя продолжать тиражирование безответственного поведения. Надо слушать, что говорят на международной арене, надо общаться с партнерами по международному сообществу и только так можно решить самые сложные задачи", - сказал президент.

По его словам, именно в этом ключе и построен диалог в последнее время. "Действительно, за последние несколько лет наши позиции по этому поводу существенно сблизились. Я считаю, что это очень важно для будущего международного сообщества и конечно для будущего наших отношений с европейскими странами, с другими государствами, с Соединенными Штатами Америки, с Китайской Народной Республикой. Мы решаем очень сложные задачи в рамках "двадцатки", - отметил он.

Д.Медведев также подчеркнул, что такое единство должно быть и по другим вопросам. В том числе таким, как та или иная ядерная программа, которая вызывает сомнения.

Глава российского государства особо отметил, что "если все-таки такого рода решения будут приняты, мы очень рассчитываем, что и дальнейшие шаги по контролю за ситуацией , по ограничительным мерам, по дополнениям будут приниматься на основе международного консенсуса, а не в соответствии с личными пристрастиями тех или иных стран". "Или мы все вместе, или же в этом случае наши подходы начинают расходиться. А это было бы неверно", - заключил президент РФ.

Напомним, 18 мая США представили в Совбезе ООН проект резолюции с ужесточением санкций против Тегерана, несмотря на то, что в тот же день Турция и Бразилия сообщили о достижении договоренностей с Ираном по поводу обмена иранского низкообогащенного урана на топливо для исследовательского реактора, пишет РОСБАЛТ.RU. Документ предполагает введение ряда санкций, затрагивающих как экономику Ирана, так и его военно-промышленный комплекс. В случае одобрения документ расширит список иранских граждан и компаний, которым запрещается вести экономическую деятельность за рубежом, а также запретит Тегерану финансировать деятельность зарубежных компаний, задействованных в ядерной отрасли.

Одним из ключевых пунктов новой резолюции станет запрет на поставку в Иран определенных видов тяжелого вооружения. Ранее международным производителям также запрещалось поставлять оружие Ирану, однако на этот раз список запрещенного вооружения будет дополнен восемью новыми пунктами. В расширенный список запрещенного к поставкам в Иран оружия попадут танки, бронетранспортеры, боевые самолеты, ударные вертолеты, корабли, а также ракеты и ракетные комплексы.

Напомним также, в Мезеберге прошли переговоры президента России Дмитрия Медведева и канцлера ФРГ Ангелы Меркель. В них приняли участие госсекретарь, официальный представитель правительства ФРГ, глава федерального ведомства информации и печати Германии Ульрих Вильгельм и помощник федерального канцлера, начальник отдела внешней политики в ведомстве федерального канцлера Кристоф Хойсген, с российской стороны — помощник президента России Сергей Приходько и пресс-секретарь главы российского государства Наталья Тимакова. Переговоры прошли на первом этаже дворца Мезеберг в зале принца Генриха.

*http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=65424*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Глава МИД Ирана: «Без нашего газа нет нужды в Nabucco»

Министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки заявил, что газовый проект Nabucco без иранского газа будет демонстрацией пустых трубопроводов.

Будучи 28 мая в Софии (Болгария) на совещании Совета министров иностранных дел стран-участниц Организации Черноморского экономического сотрудничества, он в интервью болгарской газете "24 часа" по поводу решения Ирана о прокладке нового газопровода в Европу заметил:

"Если Европа не хочет иранского газа, то нет нужды и в трубопроводе".

По Nabucco протяженностью 3300 км планируется поставлять из стран Каспия в Европу ежегодно более 31 млрд кубометров газа.

Акционерами Nabucco Pipeline Company являются: австрийская компания OMV, венгерская MOL, румынская "Трансгаз", болгарская "Болгаргаз", турецкая BOTAS и немецкая RWE.

*http://www.azadliq.org/content/article/2058315.html*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Утро.Ru - ‎47 мин. назад‎Махмуд Ахмадинежад предостерег Россию от поддержки в Совете безопасности новых санкций против Ирана и заявил, что в противном случае Россия может стать врагом его страны. Он также пригрозил, что Тегеран выйдет из переговоров по ядерной программе, если СБ ООН все же примет резолюцию в отношении ...Снятие вопросов по ядерной программе требует участия Тегерана - Путин РИА Новости

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость Miaceq_hayeR

Совет Безопасности ООН 9 июня принял резолюцию, вводящую новые санкции в отношении Ирана в связи с его отказом свернуть работы по обогащению урана.

В поддержку документа высказались 12 членов Совбеза, Турция и Бразилия проголосовали - против, Ливан воздержался,

Изменено пользователем Miaceq_hayeR

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Tigran Avetisian

The U.S. ambassador in Yerevan, Marie Yovanovitch, reportedly stated last week that the new sanctions against the Islamic Republic will affect Armenia as well. But she did not specify what that impact is likely to be.

U.S. diplomats have occasionally voiced unease over successive Armenian governments’ policy of deepening ties with Tehran, which results, in large measure, from Iran’s status as one of landlocked Armenia’s two conduits to the outside world.

RFE/RL 09.06.2010

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вопросы, связанные с ядерной программой Ирана, должны решаться посредством мирных переговоров - МИД Армении

Armenia Today [ 10.06.2010 | 17:40 ] Политика , Армения , Иран

Вопросы, связанные с ядерной программой Ирана, должны решаться посредством мирных переговоров. Об этом заявил пресс-секретарь министерства иностранных дел Армении Тигран Балаян.

На вопрос, какую позицию занимает официальный Ереван в связи с принятой резолюцией Советом Безопасности ООН о санкциях в отношении Иране, Балаян ответил: «Армения скрупулезно наблюдает за развитиями в вопросе ядерной программы Ирана, и считает, что все спорные вопросы должны быть решены посредством мирных переговоров». Он также отметил, что армянская сторона надеется, что совместными силами Ирана и международного сообщества будет возможно прийти к согласованным решениям в этом вопросе.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ханс Бликс, экс-глава МАГАТЭ, говорит в интервью австрийской Der Standard о ближневосточном конфликте, угрозе со стороны Ирана, обещанном Бараком Обамой мире без ядерного оружия и "ужасающих" расходах на вооружение.

По словам Ханса Бликса, в настоящее время Иран располагает достаточным для производства ядерного оружия количеством низкообогащенного урана. Однако пока неясно, действительно ли Тегеран намерен создать бомбу. "В любом случае, - подчеркивает эксперт, - это животрепещущая проблема, которая требует пристального внимания и решение которой не лежит на поверхности".

При этом Бликс исключает военное решение, указывая на то, что ООН никогда не даст санкций на подобный шаг. "Вероятность, что США пойдут на подобную меру в одиночку, также крайне мала. Даже председатель Объединенного комитета начальников штабов адмирал Майкл Маллен высказался против военного удара, напомнив о необходимости принимать во внимание возможные последствия", - замечает Ханс Бликс.

Бликс, некогда авторитетный инспектор ООН, не разделяет точку зрения, что возможности для переговоров с Тегераном исчерпаны. По его словам, следовало бы предложить Ирану помощь в реализации мирной ядерной программы и поддержку процесса вхождения в ВТО. "Кроме того, США не предложили Ирану то, что предлагали в свое время Северной Корее", - замечает Ханс Бликс, имея в виду гарантии ненападения и возобновление дипломатических отношений.

По словам Ханса Бликса, президент США Барак Обама делает все от него зависящее, чтобы подкрепить свои обещания относительно мира без ядерного оружия конкретными действиями. Самым ярким примером этого является договор, который придет на смену СНВ.

Что касается единственной ядерной державы на Ближнем Востоке, то Бликс отмечает, что "Израиль не заинтересован в отказе от ядерного оружия" и не собирается присоединяться к Договору о нераспространении. Единственную возможность склонить Израиль к компромиссу в этом вопросе эксперт видит в заключении мирного договора. "Однако арабские страны не пойдут на мирный договор, если Израиль не откажется от ядерного оружия. Я считаю, - добавляет Бликс, - что это должно случиться одновременно: мирные переговоры должны быть продолжены, а одним из их пунктов должно стать соглашение по ядерным вооружениям". У Израиля достаточно обычных вооружений, и ядерное оружие ему не нужно, утверждает Бликс, тем более что государство находится под защитой США и даже может стать членом НАТО.

Останавливаясь на вопросе о мировых расходах на вооружение, Ханс Бликс подчеркнул, что цифры "ужасают". Ссылаясь на данные Международного института исследования мира в Стокгольме (SIPRI), эксперт отметил, что за прошлый год оборонные затраты достигли полутора триллионов долларов, причем 45% приходится на долю США.

Источник: Der Standard

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Действующие за рубежом азербайджанские организации в ходе состоявшегося 12-13 июня в Брюсселе второго съезда приняли решение создать структуру “Национальный фронт освобождения Южного Азербайджана”. Об этом сообщает “Гюназ.TV”.

В ходе обсуждений были разработаны механизмы сотрудничества с проживающими в северных провинциях Ирана (Восточный Азербайджан, Западный Азербайджан, Ардебиль) тюркоязычными иранскими азери, занимающимися антиправительственной деятельностью.

По окончании второго съезда в Брюсселе был сформирован “Национальный фронт освобождения Южного Азербайджана”, состоящий из 11 человек. Руководителем избран Асад Тагизаде, а его заместителями – Эльдар Карадаглы и Надыр Тарик.

Напомним, что на днях национальные политические деятели так называемой организации “Южный Азербайджан” (GAMOH) провели в Баку тайное собрание, на котором было принято решение “наладить связи с организациями, борющимися за демократические и национальные права проживающих в Иране иных наций, и вместе с ними бороться против центральных властей Ирана и правящей иранской шовинистской системы”.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В Иране казнен Абдольмалек Риги - главарь экстремистской группировки "Джундалла" ("Воины Аллаха"), связанной с международной террористической сетью "Аль-Каида". Об этом сообщило иранское информационное агентство IRNA.

По его данным, смертный приговор через повешение в отношении Риги, вынесенный исламским революционным судом, был приведен в исполнение сегодня утром.

Риги был захвачен в результате спецоперации за пределами Исламской Республики в феврале. В конце мая в Иране был казнен его брат - Абдольхамид Риги, также обвиненный в причастности к террористической деятельности, сообщает ИТАР-ТАСС.

"Джундалла" действует в районах компактного проживания мусульман- суннитов в Иране, главным образом, в юго-восточной провинции Систан- Белуджистан. Подавляющее большинство населения страны (более 90 процентов) составляют шииты.

На счету этой радикальной организации - многочисленные теракты, приведшие к гибели десятков людей, захваты заложников и диверсии. Между тем, по утверждениям ее главаря, "Джундалла" прибегала к насилию для того, чтобы защитить суннитское меньшинство от дискриминации со стороны центральных властей.

В свою очередь, иранское руководство заявляет, что данная группировка связана с американскими и британскими спецслужбами, которые используют ее для борьбы с существующим строем. Вашингтон и Лондон эти обвинения отвергают.

1283537_20100620093320.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

ПОЧЕМУ ИРАН НЕ ХОЧЕТ ВОЕВАТЬ С АМЕРИКОЙ

Военная система Ирана уникальна, в ней сосуществуют армия, сохранившаяся с шахских времён, и Корпус стражей исламской революции (КСИР), созданный после революции 1979 года. Причём и армия, и Корпус имеют свои сухопутные войска, ВВС и ВМС. КСИР выполняет роль "второй армии" и одновременно внутренних войск исламского режима. Неким аналогом такой системы можно считать сосуществование вермахта и войск СС в нацистской Германии.

Фактически частью КСИР является народное ополчение "Басидж" потенциальной численностью в несколько миллионов человек. В мирное время в его составе 600 мужских и 200 женских батальонов. Кроме того, в Корпус стражей входит структура, выполняющая стратегические разведывательнодиверсионные функции - силы спецназначения "Кодс". Как армия, так и КСИР подчиняются духовному лидеру Ирана сейчас это аятолла Хаменеи, а избранный президент - лишь один из 11 членов Высшего совета национальной безопасности, в который входят представители политического руководства страны.

Оружие с шахских времён

Центральным органом управления вооружённых сил является Генштаб. Существуют Главное политико-идеологическое управление и такие же управления видов ВС. Действует аппарат исламских наблюдателей, без санкции которых никакие решения командиров не действительны. Это полный аналог большевистских комиссаров времён гражданской войны.

В настоящее время вооружённые силы Исламской Республики с точки зрения оснащения боевой техникой являются одними из самых эклектичных в мире. Они имеют американское и английское оружие, уцелевшее с шахских времён, китайское и северокорейское оружие, поставлявшееся ещё во время войны с Ираком в 1980 годах и после неё, а также советское и российское, реэкспортированное из Сирии, Ливии и КНДР или купленное в СССР и России. Большая часть вооружения и техники устарела, причём в отношении западных образцов существует ещё и проблема отсутствия запчастей.

Сухопутные войска насчитывают около 700 тысяч человек - примерно поровну армии и Корпуса стражей исламской революции. Они включают 12 дивизий - 5 пехотных, 2 механизированные, 3 бронетанковые, 1 воздушно-десантную, 1 специального назначения, а также 2 бригады - ракетную и транспортную армии. К этому следует добавить около 20 дивизий и более 20 бригад КСИР. Дивизии Корпуса в 1,5-2 раза меньше армейских, при этом каждое подразделение или соединение в военное время развёртывается за счёт мобилизации резервистов.

Большая часть армейских соединений сосредоточена в западной части страны. Соединения КСИР распределены по территории Ирана равномерно.

На вооружении состоят - это приблизительная оценка - 1,7 тысячи танков, около 700 БМП, около 600 БТР, 2,4 тысячи артиллерийских орудий, в том числе более 300 САУ, до 5 тысяч миномётов, более 2 тысяч зенитных орудий, более 200 вертолётов.

Наиболее боеспособными танками являются 480 Т-72, поставленные в 1990 годы из России, а также около 200 английских "Чифтенов", переживших ирано-иракскую войну. Частично соответствуют современным требованиям 413 российских БМП-2, 180 американских САУ М-109, 15 китайских 155-миллиметровых буксируемых орудий Туре-88, 100 установок "Град" и 700 китайских 107-миллиметровых Туре-63, более 100 зенитно-самоходных установок "Шилка".

Основным ударным вертолётом остаётся американская АН-1 "Кобра" - от 25 до 50 штук, по различным данным. Имеются 25 многоцелевых вертолётов Ми-8 и Ми-17, остаются в строю до 20 американских транспортных вертолётов СН-47С "Чинук".

ВВС Армии включают 3 оперативных командования - "Север", "Центр", "Юг" - и 4 района ПВО. Наиболее серьёзной силой в их составе являются 25-30 фронтовых бомбардировщиков Су-24 и 30-35 истребителей МиГ-29. Часть из них перелетела из Ирака после начала "Бури в пустыне", а затем была реквизирована Тегераном, часть закуплена в России. Боевое дежурство несут от 25 до 65 американских истребителей F-14, импортированных ещё при шахе. Интересно, что после снятия этих машин с вооружения палубной авиации США Иран остался единственной в мире страной, имеющей самолёты этого типа.

Кроме того, у Ирана имеются от 120 до 200 старых американских истребителей F-4 и F-5 и китайских J-7 - ухудшенный вариант МиГ-21, а также около 90 советских Су-20/22, Су-25, МиГ-23 и французских "Мираж-F1", которые перелетели в 1991 году из Ирака. Из этого замечательного разнообразия, скорее всего, не более 100 машин сохранили боеспособность, но и они современным требованиям не отвечают, за исключением, может быть, Су-25, но их число не превышает 13.

На вооружении ВВС Ирана состоят около 100 транспортных самолётов, в том числе около 10 Ил-76 и примерно 5 "Боинг-747".

ПВО включает 30 английских ЗРК "Рапира" и 15 "Тайгеркэт", 45 советских С-75 и 10 С-200, 150 американских "Усовершенствованный Хок", а также 29 российских "Торов".

Зенитно-ракетная установка С-200 остаётся рекордсменом мира по дальности и высоте поражения, однако она устарела и имеет крайне ограниченные возможности работы по низколетящим и высокоманёвренным целям. Новейшие зенитноракетные установки "Тор" имеют очень маленькую дальность стрельбы в 12 километров, к тому же общее число их просто слишком мало. С-75 очень сильно устарела и совершенно не соответствует современным требованиям, а американские и английские ЗРК также устарели и к тому же не имеют запчастей.

Ситуация кардинально изменилась бы, если бы Иран приобрёл в России зенитно-ракетные установки С-300, но пока данная сделка, как известно, не осуществлена и перспективы её туманны.

В ВВС Корпуса стражей исламской революции имеются только учебные и вспомогательные самолёты - 10 групп, более 100 машин, зато в них входят все баллистические ракеты советского, корейского, китайского и местного производства, по две бригады оперативнотактических и тактических ракет, точное количество которых неизвестно.

В условиях мелководья

ВМС Армии разделены на 3 военноморских района. В их составе - 3 подводные лодки проекта 877, которые были приобретены в России в начале 1990-х, а также 3 фрегата типа "Алванд" британской постройки начала 1970 годов, 2 старых, начала 1960-х, американских корвета, 10 ракетных катеров французской постройки, закупленных при шахе, недавно перевооружённых китайскими противокорабельными ракетами С-801 и С-802, более 100 сторожевых катеров, около 30 десантных кораблей и катеров, в том числе 14 - на воздушной подушке. Из этого количества на Каспии находятся лишь несколько сторожевых катеров.

Сегодня у Ирана на вооружении состоят 2 бригады морской пехоты.

ВМС Корпуса стражей также разделены на 3 бригады, которые включают 3 или 4 сверхмалые подводные лодки, 10 ракетных катеров типа "Хуанфен" китайской постройки и столько же малых ракетных крейсеров, построенных в самом Иране по китайскому проекту. У КСИР есть несколько сотен сторожевых катеров, несколько десантных кораблей, 6 дивизионов береговых противокорабельных ракет С-802 и бригада морской пехоты.

По некоторым данным, в начале 1990 годов Иран купил на Украине 8 противокорабельных ракет "Москит", которые иранцы планируют использовать в качестве береговых. Эти ракеты до сего дня остаются почти "абсолютным оружием" войны на море. Высочайшая скорость "Москита" (около 3000 км/час), во-первых, делает его практически несбиваемым, во-вторых, в совокупности с большой массой ракеты - это около четырёх тонн - он создаёт дополнительный поражающий фактор - огромную кинетическую энергию. Корабль среднего водоизмещения "Москит" разрубит пополам, даже не имея боевой части. 3-4 таких ПКР могут потопить эсминец или крейсер, а 8 может оказаться достаточным для потопления или, по крайней мере, полного вывода из строя авианосца.

В условиях тесного, мелководного Персидского залива достаточно эффективными могут быть малошумные подлодки проекта 877, а также сверхмалые субмарины, которые Иран создаёт с помощью КНДР. Высокий потенциал подобного оружия в прибрежных водах северокорейские моряки наглядно продемонстрировали совсем недавно, когда топили южнокорейский корвет "Чхон Ан".

По оценкам западных экспертов, фрегаты и корветы ВМС Ирана серьёзной боевой силы не представляют, а вот многочисленные катера могут создать проблемы противнику. Иран в больших количествах строит малоразмерные скоростные катера, а также производит малогабаритную ПКР "Наср-1". Это копия китайской С-704 для малых ракетных крейсеров. Из-за скорости и малых размеров эти катера почти неуязвимы, при этом вооружены либо противокорабельными крылатыми ракетами (ПКР), либо реактивными системами залпового огня (РСЗО).

Пытаются копировать

Иран активно пытается разрабатывать собственную боевую технику, о чём официальные лица в Тегеране регулярно делают громкие и хвастливые заявления. Почти все эти заявления являются блефом: иранский ВПК занимается лишь "вариациями на тему" имеющихся в его распоряжении иностранных образцов. Например, "новейший" истребитель "Саега" создан на базе американского F-5, появившегося в США в

начале 1960 годов. Введённый в строй ВМС Ирана в феврале 2010 года корабль "Джамаран" громко назван "ракетным эсминцем". На самом деле он имеет водоизмещение 1420 тонн, вооружён 76-миллиметровой пушкой итальянского производства и двумя спаренными установками китайских ПКР С-802. Корабль создан на основе вышеупомянутых фрегатов типа "Алванд". Настоящие эсминцы имеют водоизмещение не менее пяти тысяч тонн и на порядок более мощное вооружение.

Выпускающийся сейчас в Иране танк "Зульфикар" является копией Т-72, причём отнюдь не улучшенной. В целом Иран повторяет китайский способ копирования иностранных образцов и создания собственных путём синтеза российско-советских и западных технологий. Только у Китая научный и технологический уровень гораздо выше, чем у Ирана.

Ядерный блеф

Конечно, наибольший интерес вызывает вопрос о перспективах иранской ракетно-ядерной программы. Проблема, однако, в том, что почти вся информация о ней - это смесь западных и израильских спекуляций и иранского блефа. Выловить из этой смеси правду крайне сложно. Надо только понимать, что и западные, и израильские спекуляции, и иранский блеф работают в одну сторону - чрезвычайного завышения реальных возможностей Ирана, которые сами по себе очень невелики.

Ключевой вопрос: какую иностранную помощь получает Иран, скажем, от Китая и КНДР? Ведь именно от этого зависит, сможет ли он создать ракеты дальностью более двух тысяч километров с ядерной боевой частью. О создании таких ракет собственными силами не может быть и речи.

Существует версия, что Иран развивает линию столь полюбившейся азиатским странам советской ракеты Р-17, более известной под её западным названием "Скад". Из неё "выросла" иранская "Шахаб-3" с дальностью полёта 1,3-1,5 тысячи километров. Кроме того, не секрет, что Иран приобрёл в Китае ракеты "Дунфэн-11" (400 км) и "Дунфэн-15" (900 км). По-видимому, Иран пытается конструировать тактические ракеты на базе зенитных ракет устаревших советских ЗРС С-75 и С-200. Правда, по современным самолётам они всё равно не попадут, а вот по наземным целям - вполне могут. Есть данные и о том, что Иран ведёт разработки ракеты "Седжиль" с дальностью полёта до двух тысяч километров.

У Ирана есть множество неуправляемых ракет ("Зелзал", "Назит", "Шахин" , дальность их полёта составляет от 40 до 150 километров. Точность иранских ракет, даже управляемых, крайне низкая. Заявления представителей командования вооружённых сил Ирана по поводу своих успехов в деле создания новых ракет носят порой совершенно анекдотический характер - типа сообщения об изготовлении ракеты, которую невозможно обнаружить ни в каком диапазоне электромагнитного спектра, включая видимый. Кстати, до прямой лжи доходят и израильтяне. Хорошим примером являются их недавние заявления о том, что Сирия передала "Скады" "Хезболле", что с технической точки зрения совершенно невозможно.

Врать, так всем вместе

Как уже было сказано выше, и Иран, и Израиль врут в одну сторону. О реальных технических возможностях Ирана говорит факт из другой области: эта страна, один из мировых лидеров в области добычи нефти, не способна своими силами вести буровые работы и строить НПЗ для производства бензина и других нефтепродуктов. Создание же ракет большой дальности - это "чуть-чуть" посложнее, чем добыча нефти. Не говоря уже о создании ядерных боеголовок к ним. Ведь боевая часть должна быть достаточно лёгкой и компактной, чтобы поместилась на ракете, устойчивой к перегрузкам и нагреванию, чтобы не разрушилась при движении через атмосферу. Кроме того, ракеты и БЧ должны производиться, по крайней мере, не в 1-2 экземплярах. Поэтому для Ирана в обозримом будущем задача создания ядерных ракет - хотя бы баллистических ракет средней дальности (БРСД) - совершенно непосильна. Если только ему не помогут друзья с Востока.

В целом эклектичность и архаичность боевой техники, состоящей на вооружении Ирана, обесценивают довольно значительное количество этой техники, что усугубляется весьма низким уровнем подготовки личного состава. Введённые против Ирана санкции к тому же не оставляют стране шансов обновить технику с помощью импорта.

Сильной стороной иранских вооружённых сил является призывной принцип комплектования. Он обеспечивает стране значительный мобилизационный резерв. Кроме того, в случае тяжёлой длительной войны призывная армия Ирана с психологической точки зрения гораздо более устойчива, чем наёмная.

Впрочем, последний фактор значим только в случае войны Ирана со своими арабскими соседями, но не имеет особого отношения к варианту войны с США и тем более с Израилем. Ни США, ни Израиль не собираются захватывать иранскую территорию, они могут лишь нанести удары с целью уничтожения ракетноядерной инфраструктуры страны.

США смогут решить данную задачу с помощью массированных ударов крылатыми ракетами морского и воздушного базирования, данный способ ведения войны американцами давно и хорошо отработан. Причём даже если у Ирана появится С-300, для США это не станет принципиальной проблемой, просто им понадобятся дополнительно несколько десятков "Томагавков", чтобы подавить "трёхсотку".

Если у Ирана появятся С-300

Проблема в другом: все ли объекты, подлежащие уничтожению, удалось выявить разведкам противника? Вполне вероятно, что часть военных и промышленных объектов Ирана спрятана под землёй, в том числе в горных пещерах и тоннелях. Их очень сложно обнаружить и поразить. Впрочем, для поражения таких объектов в США активно разрабатываются сверхтяжёлые авиабомбы массой более 13 тонн, способные пробивать бетон или горные породы толщиной более 30 метров. Нести такие бомбы смогут стратегические бомбардировщики В-2 и В-52.

У Израиля нет ни крылатых ракет, ни "супербомб", ни стратегических бомбардировщиков. Есть только около 400 истребителей F-15 и F-16 различных модификаций да высочайший уровень подготовки боевых лётчиков. Впрочем, и задача перед ними будет исключительно сложной, учитывая значительное количество целей и пространственный разброс по территории Ирана.

Если же в Иране появится С-300, Израилю придётся задействовать для удара чуть ли не все ВВС страны. И было бы почти невозможно обойтись без потерь. А ведь даже один-два израильских лётчика в иранском плену - это катастрофа для Тель-Авива.

Надо также иметь в виду, что в случае нанесения по Ирану удара - неважно, американского или израильского - мишенями для ответного иранского удара станут американские войска в Ираке и Афганистане, которые не готовы к ведению классической войны против огромной регулярной армии. Американцы ведут там контрпартизанские войны, поэтому на оснащение этих контингентов потребуется много танков. В Афганистане же танков нет вообще. Мало у экспедиционных сил и противотанковых средств, совсем плохо с ПВО. Поэтому на первом этапе американцы могут понести в бою с иранцами весьма значительные потери.

Именно поэтому Обама ни сам воевать с Ираном не будет, ни Израилю не даст. Тем более что в его администрации, в отличие от предыдущей, видимо, хорошо сознают химеричность иранской ракетно-ядерной угрозы, которая после введения новой порции антииранских санкций становится окончательно нереализуемой.

С-300 не подпадают под санкции

США в официальном порядке признали, что российские зенитно-ракетные комплексы C-300, на поставку которых Москва заключила контракт с Тегераном, не подпадают под санкции ООН. "Резолюция 1929 запрещает продажу Ирану и передачу вооружений, упомянутых в Регистре обычных вооружений ООН, а в нём не упомянуты комплексы С-300. Значит, это относится к сделке, которую Москва заключила с Ираном несколько лет назад. При этом Россия действовала со всей ответственностью, проявила сдержанность и не поставляла эти ракеты Ирану", - заявил в Вашингтоне помощник госсекретаря США Филип Кроули.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Does Israel suffer from 'Iranophobia'?

Some Israelis argue that an 'Iranophobia' holds unnecessary sway over Israeli thinking about a wide range of problems, from rearming of Hezbollah to the 'terrorist' activists aboard the Gaza flotilla. Should Israel see less of a threat in Iran?

By Scott Peterson,

Tel Aviv, Israel

Barely a day goes by without a strident warning from a top Israeli official, politician, or general about the nature of the “threat” Iran poses to the Jewish state. It’s unprecedented. Or it’s imminent. Or it’s existential. And it is declared to be behind every Israeli problem, from the rearming of Hezbollah in Lebanon to the “terrorist” humanitarian activists aboard the Gaza flotilla.

How powerful is that anti-Iran mindset in Israel? How is fear of an Iranian nuclear weapon heightened by the blasts of anti-Israel invective from the neoconservative government of President Mahmoud Ahmadinejad in Tehran?

“We are making them stronger than they are,” says David Menashri, the director of the Center for Iranian Studies at Tel Aviv University. “To refer to Iran as an ‘existential threat’ – I refuse to use this term – you give Iran greater credit than they deserve.... What signal does it send to our own people, that the day Iran should have nuclear weapons you should leave the country, because your existence is threatened?”

Dr. Menashri says Israeli politicians should “speak less” about Iran, and not make exaggerated historical comparisons. He points to a conference in 2006, at which then-opposition leader and current Prime Minister Benjamin Netanyahu warned repeatedly: “It’s 1938 and Iran is Germany. And Iran is racing to arm itself with atomic bombs.”

Menashri says the analogy is a mistake. “Because if Ahmadinejad is Hitler, if Nasser was Hitler, Saddam was Hitler, Arafat was Hitler – what can I tell my children about the unique character of the Holocaust? If I want to keep the memory, I am downgrading the historical significance of the Holocaust by repeating that every crazy thing is Hitler.”

Still, for politicians in Israel there are few downsides to demonizing Iran, whose leaders for 31 years have described the Jewish state as a “cancerous tumor” which will one day “vanish from the face of time” – or in one rendering of those remarks, be “wiped from the map.”

“For Israelis, [being] anti-Iran is a consensus. You don’t have to be a neoconservative to wish for the destruction of Iran,” says Haggai Ram, of the Ben Gurion University of the Negev, in an interview in Tel Aviv.

Does Israel suffer from 'Iranophobia'?

In his recent book “Iranophobia: The Logic of an Israeli Obsession,” Dr. Ram wrote that “there’s something utterly irrational and exceedingly disproportionate in Israeli understandings of the Iranian threat –even if that threat is, in certain respects, very real.”

Ram states that “acute Iranophobia" has led most Israelis to “argue that, should Iran be allowed access to weapons of mass destruction, the ‘nuclear ayatollahs’ will quickly turn them against Israel so as to achieve their apocalyptic ambitions.”

Iran says that its controversial nuclear program is solely for nuclear energy, and often calls for a Middle East free of all nuclear weapons – a pointed reference to Israel’s own atomic arsenal.

Still, it has also supported Israel’s strongest enemies – Hezbollah in Lebanon and Hamas in Gaza, to name two. Israel has been a proclaimed arch-enemy for as long as the United States has been, dating to when the pro-West Mohammad Reza Shah Pahlavi was overthrown in the 1979 Islamic Revolution.

President Barack Obama came to office early last year vowing to negotiate with Tehran and ease the estrangement, with few results. Last week, the US spear-headed a fourth round of UN Security Council sanctions against Iran over its nuclear program.

“Iran is perhaps the most central issue [in Israel], yet there is really no critical debate about this," says Ram. "The people who would rather run against the grain are really a minority. Whenever they speak up – and I say this out of personal experience – they are immediately rendered into these bizarre self-defeating, self-hating Jews, and seen as a fifth column.”

“The idea is that we have no other choice, they want to destroy us,” says Reuven Pedatzur, academic director of a center for strategic dialogue at Netanya Academic College, of the Israeli mindset. “It’s a cultural issue, based on the Holocaust, that everybody wants to destroy the Jewish people."

Justification?

Israeli analysts often describe how the Jewish state “needs” an outside enemy to justify continued oppression against the Palestinians and one of the largest per capita defense budgets in the Middle East.

Likewise, Iranian analysts often describe how the Islamic Republic must beat the war drums against the United States and Israel to drive its revolutionary anti-imperial, anti-West policies – and to divert Iranian attention from a limp economy and restrictions on freedom at home. “The two countries are obsessed with each other – Iran and Israel,” says Menashri.

Menashri points out that Iran's revolutionary celebration was named Qods (Jerusalem) Day by Ayatollah Khomeini. "Did they go to the revolution for this?” he asks. “If Israel was not in existence, it [would be] good for the Iranian government to establish the Jewish state of Israel.”

Not all Iranians want their government to pay so much attention to the needs of dispossessed Palestinians or Lebanese after Israeli attacks. One slogan chanted by hundred of thousands of Iranian protesters after disputed elections last year was for the end of aid to Lebanon and the Palestinians. Some protesters' subsequent vows to give their lives for Iran spoke of their desire to have domestic needs be the regime's top priority.

Still, while Israel and Iran have played their arch-enemy roles for decades, the psychology today is magnified by hard-line leaders at the helm in both Jerusalem and Tehran.

“The current government in Israel does see Ahmadinejad as a Hitler in disguise, that we have to be saved from a nuclear holocaust, if and when Iran does get its hand on a nuclear bomb,” says Meir Javedanfar, co-author of “The Nuclear Sphinx of Tehran.”

While many analysts suggest that Israeli fears are overblown – and note that the plight of Palestinians is a low priority for most Iranians – such calculations are fed by past trauma.

“Imagine for a minute if you are an Israeli. See that second white building?” asks Mr. Javedanfar, sitting in a Tel Aviv coffee shop and pointing down Dizengoff Street. “There’s a bank there, and on the sidewalk is a memorial; a suicide bomber … blew himself up next to people who were taking money out from the cash machine.”

That March 4, 1996, blast, attributed to Hamas and Palestinian Islamic Jihad, killed 13 people.

“The issue with Iran is not some Great Game competition, where we are competing for influence in Azerbaijan – it’s right here,” says Javedanfar. “When [iran is] cooperating with groups that reach right here in Israel, you cannot but take it as a direct threat.. When it reaches there – five meters from where you and I met – that’s the difference.”

*http://www.csmonitor.com/World/Middle-East/2010/0618/Does-Israel-suffer-from-Iranophobia/%28page%29/2*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

мда. интересно

а местами и смешно )))))

особенно про видимую часть диапазона ))))))))

Изменено пользователем Prankster

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Французская Total приостановила поставки бензина в Иран

1277747716_0947.250x200.jpeg Французская нефтегазовая Total SA приостановила поставки бензина в Иран. Данную информацию официально подтвердили представители французской компании, отказавшись, однако, уточнить детали, передает Associated Press.

Решение компании связано с введением США односторонних санкций в отношении Ирана. Они были утверждены 25 июня 2010г. конгрессом США и предусматривают ужесточение штрафных мер против компаний, осуществляющих инвестиции в энергетический сектор Ирана.

Таким образом, Total стала последней западной компанией, которая прекратила поставки нефтепродуктов, в том числе бензина, Исламской Республике (ранее о своем решении прекратить поставки сообщили другие лидеры мирового энергетического рынка - британская BP и британо-голландская Royal Dutch Shell).

Ранее в британских СМИ прошла информация о том, что, по неофициальным данным, Total прекратила поставки бензина в Иран около месяца назад, не дожидаясь одобрения конгрессом США односторонних санкций против Тегерана.

Напомним, что 9 июня 2010г. Совет Безопасности ООН принял новую санкционную резолюцию в отношении Ирана. В соответствии с четвертой резолюцией, ужесточается эмбарго против Тегерана на торговлю оружием и расширяется список иранских организаций, таргетируемых санкциями. Ирану запрещается закупать тяжелые вооружения, такие, как ударные вертолеты или ракеты. Резолюция призывает принимать меры против иранских банков за границей, которые подозреваются в причастности к ядерной или ракетной программам Тегерана. Кроме того, в "черный список" заносятся три предприятия, подконтрольные Национальным судоходным линиям Исламской Республики (Islamic Republic of Iran Shipping Lines), плюс еще 15 компаний, принадлежащих Корпусу стражей Исламской Революции.

28 июня 2010г

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Иран заморозил все переговоры по ядерной программе

Тегеран заморозил переговоры с "шестеркой" стран-переговорщиков по иранской ядерной программе до конца августа 2010 года. Об этом сообщает AFP со ссылкой на выступление президента страны Махмуда Ахмадинеджада, которое было передано в эфире иранского телеканала IRINN.

По словам Ахмадинеджада, перерыв в переговорном процессе нужен, чтобы "дисциплинировать Запад". Он также выдвинул ряд условий, при которых сотрудничество между Ираном и "шестеркой" может быть продолжено. Эти условия, считает Ахмадинеджад, не являются препятствием к продолжению переговоров, а наоборот должны перевести дискуссию в более правильное русло.

В частности, президент Ирана предложил сменить состав участников переговоров, введя в процесс страны так называемой Тегеранской декларации. "Если с одной стороны будут Франция, Россия и США, то с другой должны быть Иран, Турция и Бразилия", - заявил Ахмадинеджад. 17 мая 2010 года Иран, Турция и Бразилия подписали Тегеранскую декларацию - соглашение, предполагающее поставки слабообогащенного урана из Ирана в Турцию, а также поставки сильнообогащенного урана из России и Франции в Иран.

В качестве еще одного условия, уточняет Trend, президент Ирана потребовал четко определить позиции сторон относительно израильской ядерной программы, о которой, по словам Ахмадинеджада, умалчивает Тель-Авив. Иранский президент также раскритиковал идею атомного оружия в целом, назвав развитие ядерных вооружений "глупейшей тенденцией на сегодня". "Мы твердо стоим на пути разоружения", - заверил Ахмадинеджад.

9 июня Совбез ООН принял очередной пакет санкций против Ирана. В ответ Тегеран вновь заявил, что не собирается отказываться от разработок по обогащению урана. Спустя неделю после введения карательных мер власти Ирана объявили о начале строительства нового ядерного реактора, предназначенного для исследовательских целей.

21 июня двум инспекторам Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) был запрещен въезд на территорию Ирана. Тегеран объяснил это тем, что специалисты были уличены в разглашении конфиденциальной информации до получения официального разрешения на ее публикацию, а также в представлении неверных отчетов по итогам инспекций.

28 июня стало известно о том, что французская нефтяная компания Total в рамках действия экономических санкций отказалась от поставок топлива в Иран. Таким образом французские нефтяники присоединились к BP, Royal Dutch Shell и другим крупным поставщикам топлива.

*http://www.newsland.ru/News/Detail/id/525082/*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

In responding to West, Iran stresses its naval abilities in Persian Gulf

By Thomas Erdbrink

TEHRAN -- Inspections of Iranian vessels by the United States and its allies in accordance with a new U.N. sanctions regime could worsen tensions in the Persian Gulf, Iranian leaders and commanders have warned in recent days.

"Anybody who insists on implementing [searches] will regret them very harshly," President Mahmoud Ahmadinejad said June 28, echoing avowals by other senior Iranian officials that inspections would not go unanswered.

The resolution adopted last month by the U.N. Security Council calls on states to allow inspections of ships on the high seas if there "are reasonable grounds" to believe they are carrying weapons or other banned materials, a request Iran would reject as a violation of its sovereignty, analysts said. A similar U.N. provision that was passed last year to encourage the boarding of North Korean vessels has not led to a single interdiction of banned cargo on the high seas. But it has led to the seizure of North Korean weapons at foreign ports, according to a U.N. monitoring panel.

The prospect of inspections has led several key Iranian officials to emphasize their country's growing clout in the Persian Gulf -- the likeliest theater for countermeasures, Iranian commanders say.

"The Guard's navy has the capacity to respond appropriately and adequately to actions against Iranian ships," Revolutionary Guard Corps Rear Adm. Ali Fadavi said June 26, according to the government newspaper Iran. "The Persian Gulf is the center and most sensitive point of the world. . . . At any time, we can exert as much pressure in this strait as we may wish to."

Iran has threatened for years to choke off the Hormuz Strait, the narrow passage at the entrance to the gulf through which a daily caravan of tankers transports nearly 30 percent of the world's oil and gas. Recently, though, current and retired military officers have been touting what they call an overhaul of military doctrine with respect to the Persian Gulf: preparing the naval arm of the Revolutionary Guard to carry out the kind of unconventional attacks known as asymmetrical warfare.

In 2007, command over the strategic body of water was given to the Guard, and the regular navy was banished to the open seas. At the same time, the country has invested heavily in an ever-growing fleet of small, high-speed vessels armed with missiles and torpedoes and capable of laying mines and even semi-submerging, according to a fall 2009 report by the U.S. Office of Naval Intelligence.

"They're doing things differently than 10 or 15 years ago," said a U.S. intelligence official who spoke on the condition of anonymity. He noted that, in addition to upgraded speedboats and more aggressive training exercises, Iran has "a cruise missile capability that certainly is a threat to any ship in the gulf."

"They have the ability to do some harm to us or any other ships," the official said. "Would they be able to totally disrupt us? Probably not. They have the ability to do damage. I wouldn't call it sustained. I wouldn't call it overwhelming."

Iranian commanders say they have been studying the only real sea battle between Iran and the United States in the Persian Gulf, which took place in April 1988.

"What we learned from that fight was that the American Navy could easily take on our regular navy when they attacked by surprise, but they couldn't get anywhere with the Guards on their fast boats," retired Guard Navy Adm. Hossein Alaei said in an interview.

"In classical warfare, normally the stronger side wins," said Alaei, who teaches strategic sciences at the Guard's Imam Hussein University in Tehran. "Our forces are now much better prepared for any conflict in the Persian Gulf. The U.S. Navy is highly vulnerable to our kind of warfare."

U.S. military officials said they have long taken seriously the threat of asymmetrical attacks by Iranian naval forces in the Persian Gulf. But they were dismissive of assertions that the Revolutionary Guard has developed new methods of attack that the U.S. Navy could not defend against.

"The U.S. does not share the same assessment and remains ready for every contingency," Cmdr. Amy Derrick-Frost, spokeswoman for the U.S. Fifth Fleet in Bahrain, said in an e-mail.

While Iran has been closely studying the 1988 naval conflict with the United States, the U.S. military has been examining the results of a 2005 war game it staged to simulate an attack by Iranian forces in the Persian Gulf. That war game, which alarmed commanders at the Pentagon, showed that it would be relatively easy for the Iranians to paralyze the Fifth Fleet by using a combination of high-speed gunboats and airborne suicide attacks.

Since then, according to analysts, the Navy has further developed the MK-182, essentially a giant shotgun shell packed with 9,000 tungsten pellets that can be aimed at Iranian speedboats or other small craft. It has also equipped its ships with what it calls "close-in weapons systems," guns that can target anti-ship cruise missiles or suicide pilots at short range.

In February, U.S. officials also said that the United States had expanded its missile defense systems in Kuwait, Qatar, the United Arab Emirates and Bahrain to counter what it sees as Iran's growing missile threat.

Daniel Byman, director of the security studies program at Georgetown University, said that Iran's asymmetrical capabilities on the water are "not a hollow threat" and could succeed in damaging or disabling U.S. vessels.

"But let's not overblow it, either," Byman said. "If the [u.S.] Navy is prepared and goes in right, the Iranian navy would be on the bottom of the gulf pretty quickly."

*http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2010/07/05/AR2010070502578_pf.html*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

06 июля 2010 года 22:26

Евросоюз вводит запрет на полеты самолетов иранской авиакомпании

Лондон. 6 июля. ИНТЕРФАКС - Большей части самолетов иранской авиакомпании Iran Air будет запрещено летать в ЕС по причинам безопасности, сообщает во вторник британская телерадиокорпорация Би-би-си со ссылкой на заявление Еврокомиссии.

Запрет касается самолетов "Аэробус" A320, "Боингов" 727 и 747, составляющих две трети воздушного флота Iran Air.

В заявлении Еврокомиссии подчеркивается, что запрет вводится на основании требований безопасности и не связан с ситуацией вокруг иранской ядерной программы.

Накануне представитель управления гражданской авиацией Ирана заявил, что в аэропортах Великобритании, ФРГ и ОАЭ иранским летчикам было отказано в заправке самолетов.

Позднее Иран опроверг это заявление, сообщает Би-би-си.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

US 'ready' for Iran talks

The US is willing to meet Iran over its suspect nuclear program if the Islamic republic's offer to return to talks in September was "serious".

Iran said yesterday that if conditions are met, it could come back to the table on September 1 with the so-called P5-plus-one - the veto-wielding UN powers of Britain, China, France, Russia and the United States, plus Germany.

"If Iran is serious about talking to the P5-plus-one, then I think we're willing to meet," State Department spokesman Mark Toner said.

Mr Toner declined to comment on conditions reportedly set out by Iran, including that the talks include discussion of Israel's presumed nuclear program.

"Obviously we'd have to evaluate the Iranian offer," he said. "But... it's a two-track approach, and that engagement track always remains open."

US President Barack Obama has pursued a "two-track" policy of offering talks to Iran to end three decades of hostility but also ramping up sanctions over its pursuit of its nuclear program.

Iran says that its nuclear program is solely for peaceful purposes, but the United States and European Union strongly suspect that the clerical regime is trying to develop a nuclear bomb.

*http://www.heraldsun.com.au/news/breaking-news/us-ready-for-iran-talks/story-e6frf7jx-1225888746343*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Iran cuts oil prices as sanctions bite

By Reihaneh Mazaheri

As international sanctions mount, Iran is finding it increasingly hard to find buyers for its oil, forcing the hardline nation to offer discounts in order to shift as much as it can to a declining number of customers.

Though Iranian officials are increasingly voicing their concerns in public, many seem optimistic about finding ways around the trade blockade.

The latest set of sanctions approved by the United Nations Security Council on June 9 includes restrictions on banking and other financial transactions that could further Iran's nuclear ambitions.

The UN measures came eight days after United States President Barack Obama signed off on legislation imposing new unilateral sanctions, which will penalize companies and banks dealing with Iran and block sales of petrol and other petroleum products to the country. Iran lacks an adequate refining capacity despite being a major oil producer.

The sanctions effectively increase the risk of buying oil from Iran.

"It's unfair competition," Hossein Noghrekar Shirazi, the deputy oil minister responsible for trade and international links, said when he was interviewed by the Khabar newspaper following the approval of the latest UN sanctions.

The result of the growing number of restrictions on trade is that long-term customers like India, China and Japan are now looking elsewhere for oil suppliers, such as Saudi Arabia.

For a country in which over 85% of trade revenues are generated by oil, this tougher export environment is a big threat.

Iran has responded by offering customers bigger discounts on crude sales.

There are no precise figures, but the discounts are believed to be running at between US$3 and $7 per barrel. It also depends on the market - prices listed in the Oil Ministry's daily bulletin show that the remaining few European customers buying Iranian crude are paying at least $3 less than those in Asia.

According to Akbar Torkan, formerly a senior Oil Ministry official now at Iran's Center for Strategic Studies, "Our current concern is selling oil, not the price."

Tehran is actively looking for new customers. In mid-June, Iran's ambassador in Minsk said his country was prepared to sell oil to Belarus.

Hojatollah Ghanimifard, who is deputy-managing director of the National Iranian Oil Company and is responsible for investment and development, says marketing tactics have changed so that prospective buyers are offered one-off deliveries. If customers are satisfied, the Iranians will seek to conclude long-term contracts with them.

The difficulties do not stop with finding customers and retaining their loyalty. According to deputy minister Shirazi, the international banking restrictions mean that sales contracts are now concluded without opening letters of credit.

International insurers are also less prepared to provide cover for shipments from Iran, so these costs have gone up. Finally, the new Security Council sanctions will make it harder to ship oil and transfer the proceeds back to Iran.

Thus, at a time when Iran has to charge customers less, the costs of getting the oil to market are mounting. In the past, Iran sold its crude to credible oil companies, refineries or well-known businessmen. These days, middlemen are playing a much greater role.

"Sometimes even old customers prefer to use trade intermediaries to purchase Iranian oil," said an inside source in the Oil Ministry. "They lease oil tankers at random and ship the oil from Iranian ports covertly."

A member of the Iranian Association for Energy Economics, who did not want to be named, said, "It's quite clear. When reputable firms refuse to buy, sales will definitely go to less-credible customers. The government has also taken advice on using Iranian intermediary firms in its efforts to sell oil as fast as possible."

Shirazi recognizes that the economics of exporting under present conditions are less than advantageous but says Iran has few alternatives to the tactics it is forced to employ to sell its oil.

"If we look at it from the point of view of politics and security, it is the best and most logical approach we could have adopted," he said in the newspaper interview.

The lack of customers has dented crude oil production, which has already been hit by worn-out extraction equipment and falling oil well pressure.

Ahmad Ghalehbani, managing director of the national oil company, said recently that daily production stood at 3.9 million barrels per day. That figure is 100,000 barrels higher than permitted under its quota as an Organization of Petroluem Exporting Countries member.

However, insider sources in the Oil Ministry say daily production since the beginning of 2010 has averaged less than 3.6 million barrels a day. Subtracting 1.7 million barrels for domestic consumption, that leaves a mere 1.9 million barrels a day for export.

Even if we take the higher figure cited by Ghalehbani, the implication is that current production levels are some 300,000 barrels a day lower than last year, when daily export levels averaged 2.5 million barrels.

As Iran struggles to balance the books, one has to ask what would happen if even tougher sanctions made it still harder to export oil. Emad Hosseini, spokesman for the Iranian parliament's energy affairs committee, seems unconcerned at the prospect.

He believes there is still room to drop prices to levels where Iran can attract more customers and remain competitive on the international market. It is a formula he calls "Iranian oil diplomacy".

*http://www.atimes.com/atimes/Middle_East/LG10Ak04.html*

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ара де ай народ...давайте честно рассуждать.Когда говорим о милитаризме Израиля,то не хотим даже подумать,а что было бы с миром без этого милитаризма.Миллион Арабских государств.Но ни кто не осмеливается оспорить факт исторической не легитимности этих стран.Это что,у Арабов такой ареал обитания?.Такие же экспансионисты,как и евреи сейчас.Весь север африки взяли и так еще и арабизировать будут весь континент.Ни кто не говорит о том,что это геноцид африканских народов.?Бог знает как остановить это нашествие.Все народы должны отвечать за свое прошлое.И отвечают.Выводы все должны делать.Из за той нефти,которое у них,они еще долго будут страдать.Эти же палестинцы(хотя кто арабов дал это имя и какое на это они имеют право?))могли бы счастливо жить на арабских просторах.Мы второе Арм государство не имеем право создать,а у турков аж дюжина...весь советский тюркистан +бирмиллят.Арабских миллион.Немецких две...славянских до пи...ды.Правильно делает Израиль.И мы должны действовать в этом духе.Иначе нас сожрут.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

  • Кто в онлайне   2 пользователя, 4 анонимных, 8 гостей (Посмотреть всех)

  • День рождения сегодня

    Пользователей для отображения нет

×