Перейти к содержанию
Авторизация  
СолнЫчка

Генерал Силиков

Рекомендуемые сообщения

Братья Овсеп, Аджи и Петрос Аванджян участвовали в обороне Мараша, защитили около 2000 армян (1920 г).

X-449iq-mBM.jpg

  • Like 1
  • Upvote 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Речь полководца Андраника Озаняна перед своим отрядом в 1919-м году, накануне роспуска: 

«Мои славные солдаты, настал час нашего с вами расставания. Завершен наш боевой поход. Наше оружие и знамена мы сдали армянскому католикосу. Но перед тем как расстаться, хочу сказать вам несколько слов. Я не получил большого образования, я такой же, как вы, выходец из народа, такой же, как вы, солдат. Красивых речей говорить не умею. Мне пятьдесят четыре года уже, и я все еще не женат. Борьба за свободную жизнь, борьба за честь нации — такой была наша с вами жизнь. Я не помню, что такое кров над головой, небо Армении заменяло мне его. Свою воинскую жизнь я начал с гайдуков. Пошел в Сасун, забрался в темный хлев и стал чинить там оружие. Возле села Гелигюзан в Алочаге, Тахврник еще это место называется, меня схватила болезнь суставов, да такая сильная, что я десять раз на дню призывал смерть. Шесть месяцев не знал я ни сна, ни покоя. Я перепробовал известные средства, но без толку. «Боже, пошли архангела Гавриила по мою душу, освободи ты меня от этой муки тяжкой», — вырвалось у меня однажды, когда боль довела меня.Спаханский князь Макар, ему под восемьдесят было, но крепкий еще был старик, ничего, сидел рядом со мной, когда я так сказал, трубку свою курил. Он мне тогда, помнится, еще сказал: «Андраник, лао, Габо, архангел Гавриил то есть, каждый раз, когда хочет прийти по твою душу, как просунет голову за дверь, так и видит твое ружье на стене, тут же и уходит обратно». Судьба ли моя была такая, но Габо действительно так пока и не зашел, а то оружие, которого Габо испугался, я вот уже тридцать пять лет не выпускаю из рук. Моими пуховыми подушками были Сасунские горы. С ружьем в руках, на коне и пеший, я прошел всю Армению из края в край. Наша с вами жизнь прошла в гайдукских битвах и освободительных войнах. За столько лет я не видел ни одного фидаи, который бы умер своей естественной смертью. Своей отвагой и героическими делами вы высоко пронесли честь нашего народа. Ни единым позорным поступком не обесчестили свой меч, не запятнали свое честное имя фидаи.
С великим терпением несли вы свой крест. Я не слышал ни слова жалобы. Голодными и раздетыми оставались вы по нескольку дней. Зимняя стужа, снег, дождь, град — все было против нас. Но вы не посмотрели ни на что — ни на вражеские пули, ни на вьюгу и метель. Такое ваше поведение воодушевляло меня, и мы вместе одержали немало славных побед. Жить свободными или умереть героями — это был ваш девиз. Бесчисленными, бесконечными были бои, которые мы вели против османского насилия во имя родины. Я прощаюсь с вами, оставив в своем сердце память о вашей отваге и преданности. Неважно, что будут думать о нас друзья или враги. В Сасуне есть гора, называется Андок. Из-под этой горы бьет обильный ключ. Сасунцы верят, что в этом ключе живут огненные кони. Сасунцы верят в этот ключ больше, чем в самого бога. Они утверждают, что из этого ключа вышел Куркик Джалали, конь Давида Сасунского. Я могу сравнить вас только с огненными конями этого родника. Вы не обычные люди — вы огненное поколение, которое вышло из-за легендарной горы Сасунской. Я говорю эти слова как напутствие для всех живущих и как утешение в память о всех погибших.
Больше мне нечего вам сказать.
Теперь я хозяин только над самим собой. Вы свободны. Поступайте, как знаете. Здесь Армения, кругом армяне и земля наша. Можете по-прежнему служить армянскому народу, как служили до сих пор. Те солдаты, которые захотят вернуться домой, пускай возвращаются. Тех, кто захочет остаться со мной, я возьму с собой. Я ухожу, оставив здесь часть сердца, надеясь когда-нибудь снова увидеть вас. Я всех вас любил, но самым любимым и самым храбрым среди вас был полководец Махлуто, его сейчас нет рядом с нами. Это тот юноша, который пришел ко мне в Тахврник, принес починить приклад Родника Сероба ... Постарайтесь жить так, чтобы мне не было стыдно за вас. Доброго вам пути, и да будет благословенна память о наших погибших героях! Прощайте, мои любимые солдаты!»

Потом Андраник написал записку — в этой записке, обращенной к правительству Армении он просил всего лишь три пуда овса для своей лошади... за наличный расчет.

Из книги Хачика Даштенца «Зов пахарей».

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Герои Сардарапата — Даниел Бек-Перумян

 

TEjE7SaWXwQ.jpg

 

 
Майские победоносные бои против действующей армии Османской империи являются звездной страницей в истории армянского народа . Одним из командиров Сардарапатского сражения являлся также полковник Даниел Бек-Пирумян. По свидетельствам другого участника Сардарапата Александра Шнеура с Даниелом Бек-Пирумяном связан примечательный эпизод.

Армянская артиллерия на главном фронте Сардарапата 27 мая с девяти часов около получаса наносила мощный удар по позициям противника, особенно по позициям 440 и 449, благодаря чему подавила огневые точки турецких артиллеристов и пулеметчиков.
 
После чего армянские силы перешли в наступление на турецкие позиции, ожидая для решающего броска передислокации армянских сил.

В этот решающий момент полковник Бек-Пирумян для воодушевления своей армии вывернул свою военную форму наизнанку , надел форму красной подкладкой сверху и бросился на передний край, лично возглавив решающее сражение. В это время Хзнаузский (Խզնաուզի) армянский отряд после полудня обойдя левый турецкий фланг, резко свернул к югу, тем самым зайдя в тыл вражеским позициям 440 и 449.

После этой блестящей передислокации войск в наступление по центру перешли уже основные армянские силы, и с помощью полка из Ерзнка около 14 часов, наконец, удалось занять эти и соседние высоты.
 
«..Ряды (армянские воины) поднялись на ноги и с криком «ура» побежали вперед. Турки впали в панику, потому что отряд, который оказался у них в тылу, открыл огонь по нагруженным подводам и по ним самим. После чего турецкие военные пустились в паническое бегство, оставив боеприпасы, раненых и убитых… Битва была выиграна, Армения спасена», — пишет Александр Шнеур. (Шнеур, эмигрант, военный, энтомолог, герпетолог, Россия, Кавказ, Первая Мировая война, полковник, Гражданская войны, Турция, Болгария, Франция, Тунис, США. Подробнее по ссылке )

Полковник Даниел Бек-Пирумян также внес большой вклад в создании Армянской армии, занимая разные посты в вооруженных силах. В 1918 году 58-летнему полководцу было присвоено звание генерал-майора, причем это звание Бек-Пирумян получил одним из первых.

В конце 1919 года ему было присвоено звание генерал-лейтенанта и назначается военным комендантом Карса.

В результате автомобильной аварии Бек-Пирумян ломает ногу, а в октябре 1920 года года после падения Карса он попадает в плен. В январе 1921 года турки переводят Бек-Пирумяна в Александрополь, после чего сдают представителям 11-ой Красной армии.

К сожалению, через несколько дней доблестный полководец вместе с другими высокопоставленными армянскими командирами, был подло расстрелян большевиками на дороге Каракилиса-Дилижан.
 
Тело доблестного военоначальника удается тайно перевести в Эчмиадзин и захоронить на кладбище церкви Св Гаяне.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

×